03:42
USD 84.66
EUR 100.96
RUB 1.17
Взгляд

Кыргызстан как региональный центр конкуренции

Кыргызстан, относительно бедная страна с небогатыми природными ресурсами, два года со злополучной «тюльпановой революции» жил в атмосфере непрерывной политической борьбы между исполнительной и законодательной ветвями власти. Проблемами в республики по-прежнему остаются крупномасштабная официальная коррупция и преступность. Эти слабые стороны вдобавок к стратегическому расположению делают Кыргызстан уязвимым перед его большими соседями и другими странами. Растет конкуренция между Россией, Китаем, Америкой, а теперь и Казахстаном за влияние в Кыргызстане. Она иллюстрирует развивающуюся динамику международных отношений в регионе, а также между его странами и великими державами.

 

В 2001 году Соединенные Штаты создали авиабазу «Манас» для борьбы с терроризмом в Афганистане, таким образом, «раскинув зонтик» над всей Центральной Азией. Тем не менее Москва и Пекин всегда были недовольны американским присутствием и оказывают сильное давление на кыргызское правительство, чтобы закрыть базу. Оно вкупе с отчаянной необходимостью кыргызского правительства в общественной поддержке и финансах вынудило Курманбека Бакиева существенно поднять цену за возможность Вашингтона пользоваться базой. Но поскольку она является отражением американской мощи в регионе и существует необходимость гарантировать безопасность Центральной Азии от угроз терроризма, исходящих из Афганистана и соседних стран, то, вероятно, база все же не будет ликвидирована.

 

Основная конкуренция за влияние в Кыргызстане на этом не заканчивается и не ограничивается проблемой иностранных военных баз. За эти годы Россия получила авиабазу в Канте и постоянно увеличивает количество войск и самолетов, размещенных там. Поскольку «Кант» - авиабаза Москвы в Центральной Азии, то нет никаких сомнений в развитии российской стратегии, тем более что РФ усиливает свою мощь. По некоторым сообщениям, Китай также интересовался возможностью приобретения кыргызской базы в 2005 году, но, очевидно, получил отказ как от КР, так и от России.

 

Бедность Кыргызстана и удаленность от главных нефтяных или газовых месторождений делают его зависимым от энергоносителей и иностранных инвестиций. Страна может рассчитывать на доходы от трубопроводов, которые могли бы пересечь его территорию на пути в/из Китая или на запад - в Россию и Европу. Но нынешнее состояние страны делает ее экономически уязвимой и потенциально зависимой от внешних источников финансирования и инвестиций.

 

В августе Москва объявила, что расширит как свое военное присутствие, так и инвестиционную политику в Кыргызстане, тем самым выказав растущий интерес к укреплению ее позиций в Центральной Азии в борьбе с конкурентами. Россия инвестирует $2 миллиарда и увеличивает свой контингент в Канте. В то время как военные шаги ясно нацелены против США и на закрепление своего военного присутствия в регионе, экономические - против растущих китайских инвестиций в Кыргызстане и всей Центральной Азии. «Независимая газета» даже называет Кыргызстан стартовой площадкой для глубокого внедрения в ЦА. И управления ею. Кроме того, российские обозреватели считают, что эти инвестиции предназначены также для того, чтобы показать возрождение России как мощного игрока в мировой политике, и видят в этом попытку противостоять растущему потенциалу Казахстана, в котором Россия ощущает «поднимающегося тигра».

 

Кыргызские обозреватели отмечают расширение китайского и казахского присутствия в местной экономике. Некоторые местные аналитики даже утверждают, что более близкие отношения с Китаем и Казахстаном должны стать главным приоритетом дипломатии Кыргызстана. Кроме прямых инвестиций из КНР Бишкек также надеялся на инвестиции в торговые маршруты и трубопроводы в Китай и из Китая. Эти надежды только частично оправданы. Руководители восьми региональных государств 3 ноября 2007 года встретились и пришли к мнению о необходимости расширения дорожной сети региона, аэропортов и морских портов в Центральной Азии. Такие усилия весьма важны, чтобы понять, что такое Шелковый путь, который связал бы регион с Китаем и Европой. В этой связи КНР и Узбекистан объявили о своих намерениях ускорить строительство транзитных дорог через КР. Но еще очень многое предстоит сделать, поскольку ахиллесова пята таких деклараций - отсутствие всякой существенной региональной координации и сотрудничества между центральноазиатскими государствами. Так, например, Азиатский банк развития отмечает, что из Азии в Европу проходит через Центральную Азию меньше 1 процента товаров.

 

Отсутствие регионального сотрудничества может повлиять и на другую проблему, именуемую торговыми маршрутами, то есть трубопроводами. Хотя высказывались предположения, что трубопровод, который будет качать туркменский газ в Китай, пересечет Кыргызстан. Пекин согласился с Астаной в том, что его маршрут должен пройти через более мощный в экономическом отношении и богатый ресурсами Казахстан. Несмотря на то что маршрут через Кыргызстан обсуждался в июле на кыргызско-казахском деловом форуме и что кыргызский маршрут будет короче и, таким образом, сократится стоимость трубопровода. Однако история напряженных узбекско-кыргызских отношений с оплатой, а вернее, с неуплатой, возможно, стала причиной сомнений Китая и Казахстана в надежности КР. Конечно, это является отражением последствий бедности, плохого управления, коррупции и преступности, которые не дают Кыргызстану двигаться вперед.

 

Это показывает, почему многие обозреватели утверждают, что Казахстан и Запад, и не только Россия, колонизировали КР экономически. Бурно развивающаяся экономика Казахстана расширяется через инвестиции, и не только в страны Центральной Азии. Поскольку этот рост, скорей всего, продолжится, то вполне вероятно, что страна также продолжит вкладывать капитал в Кыргызстан. Его центральноазиатские соседи таким способом, в некоторой степени, борются с Россией и Китаем. Нет сомнения, что энергичная программа иностранных инвестиций и роста иностранных рисков теперь в основе его внешней политики и останется мотивом движения такой политики, пока энергичный экономический рост Казахстана продолжается.

 

Анализ подтверждает многосторонние аспекты геополитической конкуренции. Конечно, такие тенденции выдвигают на первый план слабость Кыргызстана и последствия его неспособности создать сильное государство или экономику. Но сюда также можно включить конкуренцию за военные базы, доступ к иностранным инвестициям и даже управление по секторам экономики, которая является возвратом к некоторым аспектам классического империализма. Кроме того, это отражает появление новых угроз, типа терроризма, направленного против уязвимых государств. Есть и новые факторы в этой конкуренции - роль новых игроков, как, например, Китай, и что еще более поразительно, такие небольшие государства, как Казахстан, теперь надеются играть главные роли в качестве заграничных инвесторов. Действительно, Казахстан приглашают вложить капиталы в энергетическую инфраструктуру Черного моря.

 

Центральноазиатские правительства - одновременно и игроки, и объекты игры в региональной политике, хотя многие считали, что государства региона можно рассматривать только в качестве приложения сил. Еще неизвестно, до какой степени или до какого уровня дойдет Казахстан в конкурентной борьбе с Россией и Китаем за влияние в Кыргызстане. Точно так же не предсказуема жизнеспособность КР. Но ясно, что взаимодействие с другими государствами региона, эффективное управление и растущий интерес мировых держав к Центральной Азии будут играть критическую роль в определении будущего развития конкурентной борьбы за влияние – и не только в Кыргызстане.

 

Автор: Стивен Бланк, профессор Института стратегических исследований Военного колледжа Армии США, Карлайл Баракс, Пенсильвания.

Бизнес