16:06
USD 68.81
EUR 80.45
RUB 1.04
Взгляд

7 апреля. Кто станет козлом отпущения?

Сегодня в суде по апрельским событиям началось оглашение приговора. Фемида на днях поставит точку в громком уголовном деле о кровопролитных событиях четырехлетней давности.  

Приговора по делу об апрельских событиях 2010 года участники процесса, журналисты и общественность ждали с 6 мая. В тот день председательствующий на процессе судья Дамир Онолбеков удалился в совещательную комнату, откуда планировал вернуться в июне и озвучить приговор. Однако в назначенный срок выяснилось, что и месяца мало для ознакомления с огромным уголовным делом, которое состоит почти из 90 томов. Оглашение приговора переносилось дважды, и наконец дело изучено, точка поставлена. Всех интересует, каким будет приговор: справедливым и законным или написанным под диктовку?

Больше четырех лет длился суд. Все помнят, как он начинался - под улюлюканье толпы, когда говорить о справедливости и желании выяснить все обстоятельства произошедшего не приходилось. Это был не суд, а позорное судилище над офицерами, честно исполнявшими воинский долг и присягу. На скамье подсудимых также бывшие чиновники, занимавшие высокие должности в период правления экс-президента. Самого Курманбека Бакиева и членов его семьи - в частности, брата Жаныша и сына Марата - судят заочно.

Сегодня «день икс» наступил. В зале не протолкнуться. Родственники погибших и раненые прибыли почти полным составом. Похоже, они тоже устали от долгих лет ожидания и уже согласны на любое решение.

«Какой бы приговор ни вынес судья Дамир Онолбеков, его надо принять. Если оно нас не удовлетворит, мы опротестуем его в законном порядке. Мы подадим апелляцию. Но не стоит доказывать свою позицию через акции протеста и митинги», - сказал до начала оглашения приговора глава объединения раненных 7 апреля «Айкол Ала-Тоо» Мээрбек Мискенбаев.

Не намерены устраивать акции протеста и родственники погибших. По крайней мере, сейчас они об этом заявляют журналистам. То ли убеждены, что приговор будет таким, как они ожидают, то ли действительно осознали, что не все так однозначно, как хотелось бы. А может, просто устали от затянувшегося на годы разбирательства...

С самого начала этот судебный процесс проходил под диктовку наиболее агрессивной части родственников погибших и раненых, сопровождался скандалами, драками, оскорблениями, угрозами и нападками на подсудимых и их адвокатов. И с самого первого заседания суда стало очевидно: следствие проведено из рук вон плохо, докопаться до истины оно так и не сумело. Или не захотело? Поверхностное расследование и поспешная передача дела в суд дали свои плоды в ходе разбирательства: уголовное дело разваливалось на глазах, а пробелы всплывали на каждом заседании.

Во время выступления в прениях сторон защита подсудимых подчеркнула, что на скамье сидят «назначенные» членами временного правительства обвиняемые и «стрелочники». Истинные же виновники избежали преследования. Следствие, как и суд, не смогло доказать вину ни одного из подсудимых. Кроме того, не ответило на главный вопрос: кто стрелял в участников апрельских событий, когда были убиты почти 80 и ранены более 300 человек. «Ни один из них не установлен, более того, даже не сделана попытка этого. Расследование событий 7 апреля проведено крайне плохо, в материалах дела полно противоречий и пробелов», - заметил в ходе прений адвокат подсудимых Улан Дастан уулу.

Потом в суде всплыла справка, приобщенная к материалам дела. Эта бумажка еще раз подтвердила догадки тех, кто считал и считает апрельский суд показательным и не имеющим цели найти истину. Все теперь знают, как члены временного правительства приказали Генпрокуратуре повесить на обвиняемых статью «Убийство». И следователи ее повесили. Без расследования, без попытки найти настоящих убийц тех ребят, кто уже никогда не вернется домой. Гособвинение даже не пыталось переубедить суд. Оно промолчало. То есть признало, что временщики диктовали, как вести дело и суд?

А потом гособвинение попросило солидные сроки для большинства обвиняемых. И если «пожизненные» приговоры для Курманбека и Жаныша Бакиевых были предсказуемы, то совершенно непонятно, отчего прокуратура попросила от 10 до 25 лет для военнослужащих, защищавших Дом правительства и легитимную на тот момент власть от вооруженной толпы «мирных демонстрантов». Или 15 лет тюрьмы для экс-руководителя секретариата Оксаны Малеваной, которая вряд ли умеет или хотя бы раз держала в руках оружие. Между тем, согласно версии следователей, она, применяя оружие, стреляла более чем в 77 человек и ранила более 300. Да, именно так и звучит в «расследовании». «Массово расстреливать мирных участников митинга», - записано в томах и материалах дела. Чем руководствовались представители гособвинения? Уж явно не стремлением восстановить реальную картину произошедшего.

Сотрудники спецподразделения «Альфа», находящиеся на скамье подсудимых, по-прежнему несут службу. Да! Они охраняют особо важных персон, выезжают в регионы, по тревоге несутся к эпицентру ЧП - в общем, продолжают служить. Потому что они военнообязанные, они под присягой. И приказы не обсуждают.

Эта ситуация оказалась настолько фантасмагоричной, что кому-то любопытствующему не из Кыргызстана сложно объяснить, как это вообще возможно. Люди в погонах, исполняющие сейчас свой долг так же, как и четыре года назад, обвиняются в том, что стояли до конца, не обсуждали приказы, не сбежали, не побросали оружие, не сорвали погоны...

Все взоры сейчас направлены на Дамира Онолбекова. В его руках судьбы 28 обвиняемых. Сможет ли судья вынести приговор в соответствии с законом? Или вынужден будет огласить его под диктовку «временщиков»? Очевидно, что любое решение Фемиды оставит одну из сторон недовольной. Пожалуй, вердикта, который устроил бы и подсудимых, и потерпевших, не существует. Но кто-то станет козлом отпущения. Кто?

Бизнес