19:49
USD 68.90
EUR 80.95
RUB 1.04
Экономика

Южный полис

Юг Кыргызстана в экономической блокаде. Почти год закрыта граница с Узбекистаном, нет торговли с Таджикистаном. Еще пару лет назад вдоль границ стояли мини-заводы по переработке хлопка, сырец везли к нам и продавали соседним странам. С РТ перекрыта не только официальная торговля, но и нелегальная: теневой оборот ГСМ и минеральных удобрений кормил многие приграничные села. Китайцы свои границы законопатили прочно, однако наши сельхозпроизводители наладили рынок сбыта ранних фруктов и ягод в Китай. Но единственную трассу, связывающую с миром, наши граждане сами же и перекрыли. Политический ресурс у нас вопреки здравому смыслу ставит антиэкономические цели и... достигает их.

Экономическая блокада

Практически весь весенний сезон не работал рынок «Кара-Суу», который кормит практически всю Ошскую область. С него везут товары и в Джалал-Абад, и в Баткен. Эта торговая сеть работает по принципу пирамиды. Товар на рынок попадает из Китая, но часть везут и с бишкекского «Дордоя». А сбывается он в Узбекистан и Таджикистан. Раньше логистика налажена была так, что официальные фирмы в соседних государствах принимали товар прямо на границе. Сейчас число таких компаний сократилось в разы. Те, кто строит свой бизнес на перепродаже, несут огромные убытки. Вероятно, с обеих сторон. Никакие экономические доводы не в счет.

«Объем торговли на Кара-Сууйском рынке упал в 4 раза», - говорит представитель ассоциации торговли этого рынка в Оше Эсен Абдыкалыков. Объемы упали после январских событий с Таджикистаном и годового отсутствия торговли с Узбекистаном. «Ранее наши торговцы возили товар с «Дордоя» в среднем 4 раза в месяц, сейчас - один раз в месяц. А те предприниматели, которые везут товары из Китая, уже говорят, что несут огромные потери из-за того, что до конца июня дорога Ош - Торугарт была закрыта», - отметил он.

По словам Эсена Абдыкалыкова, есть еще один критерий падения торговли: «торговые места, которые арендуют китайские предприниматели, ежемесячно стоили $300-400, но на сегодня они упали до $100». «Может, это происходит еще от того, что многие ждут вступления в ТС, да и некачественная китайская продукция изжила себя. До прошлого года мы работали в основном с Узбекистаном, реэкспорт из Китая через наши рынки шел туда. Сейчас продукция идет туда в минимальном объеме», - заключил предприниматель.

«Конечно, большая часть населения в приграничных районах занимается торговлей. Сегодня она продолжается, но идет незаконным путем, это контрабанда. И все обеспокоены тем, как мы будем работать в условиях Таможенного союза», - замечает эксперт Азиза Юлдашева.

НЕлегкая промышленность

Предприниматели на юге страны привыкли выживать сами. Здесь каждый сам себе экспортер. Только сейчас вся логистика, налаженная за долгие годы безразличия государства, летит в тартарары. Необходим комплексный подход. Иначе мелким хозяйствам и фирмам не выжить. В любой махалле швейный цех чуть ли не через двор. Швеи объединяются и прямо на дому строчат по китайским тканям китайскими иголками. Рынок сбыта национальных халатов и мужских рубашек тоже был налажен, товар шел в Узбекистан и Таджикистан. Если на севере республики хотя бы часть текстиля отправляется в Россию и Казахстан, для южных мастериц это пока недостижимая мечта. И страхи те же, что и у торговцев: как будем покупать китайские нитки и пуговицы при вступлении в ТС?

«Таможенного союза мы не боимся, нам нужны рынки сбыта, однако есть опасения, что на ткань и фурнитуру цены поднимутся и мы станем неконкурентоспособными. Есть целый ряд швейных цехов, которые работают на дому и не хотят выходить из тени, работать официально, по квартирам сидят, я кое-как бригаду собрала», - говорит предприниматель Мавлюда Джумашева.

Мавлюда - одна из немногих предпринимателей на юге Кыргызстана, которая вывела свою продукцию на внешний рынок. «Я участвовала в конкурсе и победила, мою коллекцию отправили в Германию и Францию. Когда я вернулась, работа совсем по-другому пошла. Потом я свою коллекцию полностью продала в Москве. Этот сезон отработала только на одного заказчика. Из Оша сейчас на внешний рынок отправляют в основном только халаты, сарафаны и рубашки. Лучший свой товар мы еще не показали», - отметила швея.

По ее словам, сейчас необходимо собрать ассоциацию швейников на юге, чтобы можно было переориентировать товар на внешний рынок.

Бизнесвумен подчеркивает, что сейчас на внешних рынках повышаются требования к тканям. А натуральные ткани при вступлении в ТС будут завозиться дороже, чем синтетические. «Летом шила яркие, сочные цвета, на осень заказы пойдут на классику - строгие плащи-шинели. Но у нас на «Кара-Суу» нет качественной ткани. Мне нужно ехать в Бишкек. Сейчас в России хотят носить чисто хлопчатобумажные ткани, а также натуральную шерсть и шелк», - делится переживаниями Мавлюда.

Кредитный коллапс

Помимо того, что предприниматели южного региона со всех сторон заблокированы, у них нет возможности раскрутить свой бизнес из-за ограниченного доступа к финансам. В это сложно поверить, но в южных областях нет своей молочной продукции. И это несмотря на то, что вокруг Оша когда-то были крупнейшие в республике молочные фабрики. Теперь вся «молочка» на юге привозная, и аграрный регион покупает в магазинах кефир и йогурты на несколько сомов дороже, чем в столице. В этом году даже ранние фрукты и овощи привозят на рынки через Бишкек. Соответственно и цены выше.

У всех фермеров на юге страны были надежды на льготные кредиты. При субсидировании со стороны правительства фермерам можно получить кредит под 9 процентов годовых. Учитывая, что в банках можно получить заем не меньше, чем под 20 процентов, эти условия выгодны для крестьянина. Тем более что у многих хозяйств нет современной техники.

Однако эти финансы оказались доступны не для всех. «Фермеры южных регионов жалуются на то, что льготные кредиты доступны только 40 процентам хозяйств», - говорит председатель Конфедерации свободных профсоюзов в КР Жамиля Ормонова. Многие предприниматели жалуются на то, что при получении кредита необходимо представить бизнес-историю, которой новые игроки на рынке не имеют. «Также банки легко отказывают в кредитах, ссылаясь на то, что все средства, выделенные на эту программу, уже исчерпаны», - добавила она.

Кроме того, документация при оформлении льготного кредита усложнена. «Поэтому такие кредиты для фермеров очень труднодоступны, под них нужно обязательно оставить залог, что ограничивает людей в получении денег. По нашим оценкам, только 40 процентов крестьян могут получить льготный кредит», - заключила Жамиля Ормонова.

С юга налево

Сейчас предпринимателям необходимо объединяться в ассоциации для решения своих проблем. Иначе не выжить. Однако идея собрать колхозы - из области фантастики. Фермер только-только почувствовал себя хозяином. Но вот кооперативы и предприятия по переработке продукции - вполне здравая форма сосуществования.

«Нашим предпринимателям очень тяжело в условиях, когда нет торговли с соседями. В связи с этим нашим бизнесменам нужно объединиться, чтобы товар крупными партиями можно было переправлять через северные регионы в Россию и Казахстан», - замечает первый вице-мэр Оша Замирбек Аскаров.

По его словам, ассоциации смогут отстаивать свои права и лоббировать свои интересы на уровне власти. «Ваши слова будут идти дальше. Наши предприниматели не знают своих конституционных прав. Сейчас много проверяющих органов, которые, пользуясь незнанием предпринимателей, обирают бизнес», - сообщил Замирбек Аскаров.

Бизнес