19:01
USD 84.56
EUR 99.59
RUB 1.15
Общество

Почему в Кыргызстане гособвинение просит суд проводить процесс по апрельским событиям без участия журналистов?

Предположения общественности о том, что в череде событий 2010 года судебный процесс по апрельским событиям в Кыргызстане будет крайне эмоциональным и чреватым непредсказуемыми последствиями, начали сбываться на первом же слушании громкого уголовного дела.

На первом заседании гособвинение в лице представителя Генеральной прокуратуры внесло Фемиде ходатайство о том, чтобы судебные слушания проходили в отсутствии работников средств массовой информации. Однако ходатайство главного надзорного органа суд отклонил.

Удивительно, прежде выступающая за объективность и прозрачность в этом непростом процессе Генпрокуратура попыталась 17 ноября воспрепятствовать не только исполнению журналистами своего профессионального долга, но и лишить общественность права на доступ к информации.

ИА «24.kg» решило выяснить у своих респондентов, почему в Кыргызстане гособвинение просит суд проводить процесс по апрельским событиям без участия журналистов.

Токтогул Какчекеев, эксперт:

- Во-первых, Генпрокуратура хочет ограничить информацию из зала суда, которая так или иначе будет обнародована адвокатами подсудимых. Во-вторых, временное правительство, в том числе Азимбек Бекназаров, хотят уйти от ответственности перед погибшими в апрельских событиях. По сути, ведь именно благодаря действиям ВП 7 апреля молодые люди оказались на площади Ала-Тоо с оружием в руках и захватили Дом правительства. По закону в случае вооруженного нападения на такой особо охраняемый стратегический объект военные и сотрудники правоохранительных органов имеют право открывать огонь. Обо всем этом адвокаты и будут говорить на слушаниях, что для временного правительства вовсе не желательно.

Толекан Исмаилова, глава правозащитного центра «Граждане против коррупции»:

- Генеральная прокуратура политизирована, поскольку является частью политической партии «Ата Мекен». По сути, она не обладает независимостью и не оправдывает свой статус института, который беспристрастно проводит расследование. Практически все судебные процессы - и в Оше, и в Джалал-Абаде, и в городе Бишкеке - проходят под страхом. Генпрокуратура ангажирована и не соблюдает законы. Суды также не используют свои полномочия в полной мере. Они зачастую просто выполняют политический заказ.

Кадыр Маликов, профессор Мадридского университета:

- Возможно, гособвинение боится, что в прессе появится различная интерпретация тех или иных вопросов, да и судебного процесса в целом, что может привести к возникновению конфликтов или усугублению уже имеющихся.

С другой стороны, если судьи хотят получить кредит доверия населения, все процессы, за исключением случаев, предусмотренных законом, должны рассматриваться открыто. Сегодня на скамье подсудимых оказались бывшие чиновники и офицеры, но заказчиков нет. И это уже вызывает сомнения в объективности судебного процесса. Судить должны виновных. А главное, чтобы суд проходил без показухи и не превратился в инструмент давления.

Михаил Халитов, член Союза предпринимателей КР:

- Причин может быть много, но, на мой взгляд, основными являются две. Первая - это возможное наличие закрытых сведений, относящихся к государственной тайне, которые могут быть озвучены в ходе процесса. Вторая - слабая доказательная база, что также служит основой для нежелания видеть на процессе журналистов.

Гульнара Ибраева, директор Агентства социальных технологий:

- Причины могут быть разными, но результат всегда оказывается на поверхности. Наши политические структуры пока не готовы к прозрачности, транспарентности в своей деятельности и не стремятся найти истину. Ведь любые массовые судебные слушания направлены прежде всего на то, чтобы показать людям истину, необходимость соблюдения законов. А в нашем случае они сводятся к политическим целям и удовлетворению иных потребностей властей.

Дмитрий Кабак, глава Общественного фонда «Открытая позиция»:

- Наличие прессы на судебных заседаниях определяет судья. Существуют вопросы, при оглашении или обсуждении которых присутствие журналистов недопустимо. На открытых заседаниях представители СМИ могут участвовать без ограничений, лишь видеосъемка может проводиться или быть запрещена по решению судьи.

Трудно предположить, чем руководствовалось гособвинение, требуя ограничить присутствие журналистов на слушаниях по апрельским событиям. Если есть какие-то моменты, по закону не подлежащие огласке, то судья должен самостоятельно принять адекватное решение. Поскольку это требование прозвучало со стороны Генеральной прокуратуры, то ее позиция мне кажется довольно странной.

Калича Умуралиева, правозащитник:

- Причины могут быть самыми разными: нежелание предать огласке те или иные сведения, слабая обвинительная база. По закону в Кыргызстане практически все процессы открытые, есть всего небольшой перечень ограничений, куда данное уголовное дело не входит. Всей стране давно известно, что хотят судить низшее звено прежней верхушки власти. Хотя следует судить тех, кто отдавал приказы. К сожалению, из числа последних сегодня на скамье подсудимых никого нет.

Таалай Айдаров, заместитель руководителя народного движения «Люстрация»:

- Это выгодно судебным органам, самой прокуратуре, адвокатам обвиняемых. Народ уже 7 месяцев ждет итогов расследования. Каждый кыргызстанец имеет право знать, как идет процесс. А кто, как не пресса расскажет нам о том, что происходит в зале суда? Поэтому мы категорически против того, чтобы заседание проходило в закрытом режиме.

Анара Ниязова, юрист:

- Раз гособвинение представляет государство, то значит, присутствие прессы не выгодно кому-то из властей. Значит, руководство страны или его отдельные представители не заинтересованы в том, чтобы какие-либо данные были преданы огласке. Все мы видели, как еще до начала процесса некоторых обвиняемых заклеймили, называя преступниками, что просто недопустимо. Сегодня истина никому не нужна. Если же мы хотим установить ее, то многие должны покаяться. Ведь определенная вина за известные события лежит не только на тех, кто сидит за решеткой. Сейчас мы находимся в состоянии войны друг с другом. И это будет продолжаться до тех пор, пока не будет найден реальный компромисс.

Ондоруш Токтонасыров, лидер движения «7 апреля»:

- Отсутствие на заседании прессы выгодно приближенным Курманбека Бакиева, которые хотят добиться оправдания многих виновных лиц. Такую позицию гособвинения нельзя назвать демократичной, это уже автократия. Зачем тогда надо было на весь свет трубить, что суд будет открытым и прозрачным? Пресса обязана освещать ход судебного процесса.

Чолпон Джакупова, директор правовой клиники «Адилет»:

- Гособвинение выступало против присутствия журналистов на судебных заседаниях по апрельским событиям, потому что все нарушения, допущенные в ходе следствия, выплывут наружу. У меня есть два факта с доказательствами массовых нарушений в ходе расследования данного дела. С другой стороны, это не суд, а шоу, поэтому прокуратура не хочет его освящения в СМИ и обсуждения в обществе.

Осунбек Жамансариев, лидер Общественного объединения «Мекен шейиттери»:

- Присутствие СМИ на процессе просто необходимо. Возможно, во время следствия были допущены нарушения, и поэтому гособвинение просит проводить процесс без участия прессы. Но я считаю, что судебный процесс однозначно должен проходить открыто, народ хочет знать, что виновники апрельских событий получили по заслугам.

Бизнес