01:04
USD 84.73
EUR 100.69
RUB 1.16
Общество

Сергей Слесарев: В Кыргызстане судебный процесс по апрельским событиям срежиссирован властями

Судебный процесс по одному из самых резонансных уголовных дел в Кыргызстане - по апрельским событиям 2010 года - начнется 17 ноября во Дворце спорта имени Кожомкула.

Материалы уголовного дела, по данным адвокатов, насчитывают 60 томов. По нему проходят 28 подсудимых, 6 из которых объявлены в международный розыск, в том числе второй президент Кыргызстана Курманбек Бакиев, его брат - экс-глава Службы государственной охраны Жаныш Бакиев, его сын Марат Бакиев, а также бывшие премьер-министр Данияр Усенов, глава спецслужб Мурат Суталинов и командир спецназа СГО «Арстан» Эсенбай уулу Байыш.

В самом громком процессе года будут участвовать 18 адвокатов и представителей защиты обвиняемых, 7 прокуроров государственного обвинения, 306 потерпевших и 78 их законных представителей, 129 свидетелей, а также журналисты и лидеры гражданского общества.

Смогло ли следствие найти истинных виновников апрельских событий 2010 года? Доказана ли вина подсудимых? На эти и другие вопросы в интервью ИА «24.kg» ответил адвокат, защищающий интересы сотрудников спецподразделения «Альфа», Сергей Слесарев.

- Начнем с того, что нарушений Уголовно-процессуального кодекса в расследовании этого дела была масса, - говорит он. - Обвинение не имеет никакой юридической основы, то есть достаточных доказательств нет. Однако обвинения предъявлены, следствие закончено, утверждено одним из заместителей генерального прокурора (заметьте, не самим генпрокурором) и передано в суд.

- Какие именно нарушения вы имеете в виду?

- Список обвиняемых возглавляет бывший президент КР Курманбек Бакиев. Но по отечественному законодательству невозможно передавать дело в суд, не предъявив обвинение лично. Проще говоря, если человек отсутствовал на следствии и не появится в суде (а я сомневаюсь, что суд обеспечит явку Курманбека Бакиева), дело приостанавливается в связи с розыском.

- Разве Уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает разбирательство дела в отсутствие подсудимого?

- Предусматривает. Ему даже могут вынести заочные обвинения. Но при условии, что обвиняемый участвовал в следственных мероприятиях, ему предъявили обвинение, он ознакомился с делом. И когда дело передали в суд и обвиняемый не явился, в этом случае дело может быть рассмотрено без его участия, а приговор вынесли заочно. В нашем случае дело должны были либо прекратить, либо выделить в отношении лиц, которые находятся в международном розыске, в отдельное производство. Судья по закону должен был усмотреть эти нарушения и отправить дело на доследование.

- Тем не менее следствие закончено, объявлена дата начала процесса, но многие вопросы так и остались открытыми. К примеру, откуда у демонстрантов оружие в таком количестве? Кто первым начал стрелять?

- Ответов никто не искал. Об этом даже не было речи. Это, кстати, еще одна причина, по которой суда быть не должно. Расследование проводилось односторонне. Следствие квалифицирует дело как «расстрел мирных демонстрантов, стариков, детей и женщин». Но все отлично знают, что у демонстрантов было много оружия. Гранаты, которые митингующие кидали за ограду Дома правительства и в результате которых оторвало ноги курсанту милиции. Пистолеты, из которых все время стреляли в сторону «Белого дома». БТР с оружием, боезапасами, который угнали от здания ГСНБ и из которого велась стрельба по Дому правительства. Об этом в деле нет ни слова. Нападавшие квалифицируются как мирные демонстранты.

- Как известно, Дом правительства - стратегический объект. Если по нему ведется стрельба, как должны были поступить сотрудники «Альфы», СГО, охранявшие здание?

- Этот вопрос мне задают постоянно. Есть два варианта ответа. В соответствии с документами, определяющими полномочия сотрудников, в случае проникновения на территорию стратегического объекта людей с оружием они обязаны открыть огонь. С другой стороны, необходимо выяснить, что это был за конфликт. Оружие применялось с обеих сторон. Но какая из сторон применяла его законно? В этом как раз и стоило разобраться следствию. 7 апреля в стране произошла общенациональная трагедия, которая привела к гибели людей. Однако власти хотят выставить одну сторону победителями, а другую - виновными. Но ведь ответственность лежит на всех.

- Поговаривают, что не все 78 человек погибли на площади, что раненых свозили со всего города. Подтвердились ли эти слухи на следствии? Допросили ли врачей скорой помощи?

- Следствие и не старалось этого выяснить. Охраняющим здание вменяют в вину смерть всех погибших. Хотя все оружие сотрудников «Альфы» и СГО прошло экспертизу, которая подтвердила, что ни один человек не убит из винтовок, которые проходят по делу как вещественные доказательства. По каждому стволу специалисты дали заключение: «Из этого оружия не были убиты те или иные граждане».

- Как вы думаете, почему дата судебного процесса постоянно переносилась?

- После объявления даты судебного заседания Генеральная прокуратура не раз запрашивала дело, причем безосновательно, и проводила дополнительные следственные действия. Видимо, у генпрокурора привилегированное положение, ему можно не пренебрегать законом, в соответствии с которым нельзя вносить изменения в дело, когда оно уже передано в суд и назначена дата заседания. Однако ГП КР дополнительно вменяет определенным лицам - Оксане Малеваной, Каныбеку Жороеву, Нурлану Турсункулову и Эльмурзе Сатыбалдиеву - соучастие в массовых убийствах. Вменяет, но не доказывает. То, что они в это время были в Доме правительства, еще не является доказательством. А подозрения, как известно, не могут быть положены в основу обвинения. Во время митинга на площади Ала-Тоо в Доме правительства находилось более 2 тысяч человек. По какому же принципу выбирались обвиняемые? Как выбрали 15 сотрудников «Альфы» и СГО? Только лишь потому, что у них была в наличии снайперская винтовка? Некоторые из задержанных, кстати, ее даже не расчехляли.

- Есть ли гарантия, что и в суде не будет нарушений? Как будет проходить процесс?

- Так же, как у нас вершилась революция. На революционном порыве проводилось расследование, и судебный процесс пытаются провести так же, не опираясь на закон. Властям надо было в самом начале во всеуслышание объявить: в условиях революционной ситуации мы принимаем меры по своему усмотрению. Однако этого не произошло. Наоборот, на каждом углу власти кричат, что будет законный справедливый суд. На самом деле уже запланировано, кого и насколько осудить. Причем все твердят о том, что нужно «быстро», «срочно»... Толком не дают ознакомиться с делом, требуют как можно быстрее подписать бумаги.

Вот смотрите: 7 октября дело направлено в Военный суд Бишкекского гарнизона для рассмотрения, и уже 9 октября в СМИ появляется информация о том, что назначена дата суда. Может ли судья один изучить за 2 дня почти 60 томов уголовного дела? Невозможно. Даже если круглосуточно будет сидеть. Это говорит о том, что материалы даже не изучались.

- Чем объясняется такая спешка?

- Это спектакль, который разыгрывает высшее руководство. Другого объяснения я не вижу. Кто дает команду генеральному прокурору? А председателю Военного суда? Тут даже гадать не надо, достаточно заглянуть в материалы уголовного дела. В 59-м томе есть письмо на имя президента переходного периода Розы Отунбаевой, подписанное генеральным прокурором КР Кубатбеком Байболовым. Фраза «Исполнение ваших требований (понимаете, чьих требований, если письмо адресовано Розе Исаковне - прим. С.Слесарева) о скорейшем завершении ознакомления обвиняемых и других участников с материалами уголовного дела вызывает со стороны последних возмущение о превышении должностных полномочий следователей и следственной группы... В связи с чем адвокаты вместе с инициативной группой по поддержке сотрудников «Альфы» и СГО выразили намерение о проведении публичных протестных акций... Со стороны следственной группы Генеральной прокуратуры КР принимаются все меры по завершению процесса ознакомления и направления уголовного дела в суд». Что значит о «скорейшем завершении ознакомления»? Получается, президент переходного периода Роза Отунбаева торопит, чтобы поскорее ознакомились с материалами дела и передали дело в суд.

- Вы считаете, что кому-то «наверху» выгодно осудить именно этих людей, а не искать истинных виновников?

- Сами следователи говорили, что в деле нет доказательств виновности подсудимых, но все руководствуются указаниями «сверху», словом «нужно».

- Кому нужно?

- Думаю, не секрет, что в этом есть интерес тех, кто сейчас у власти, кто хочет всеми способами удержаться в кресле. Поэтому представление во Дворце спорта (судом я это назвать не могу) срежиссировано властями.

- Как вы оцениваете перспективы судебного процесса? Будут ли оправдательные приговоры?

- Вердикт может быть как оправдательным, так и самым суровым. Оправдывать всех (так, по крайней мере, поступают, если вина не доказана) нет смысла. Зачем тогда было человека привлекать? Думаю, несколько человек выборочно оправдают. Властям ведь надо отчитаться, что кто-то понес наказание за апрельскую трагедию.

Бизнес