22:11
USD 84.71
EUR 102.58
RUB 1.17
Общество

Кулуйпа Кондучалова – железная леди Тянь-Шаня

Кулуйпу Кондучалову - первого министра иностранных дел Киргизской ССР и главу Министерства культуры - по праву называют «железной леди Тянь-Шаня».

С ее именем связан расцвет профессионального искусства в Кыргызстане. Именно при ней выросла плеяда выдающихся деятелей культуры. С Кулуйпой Кондучаловой современники связывают и появление на свет уникального «кыргызского чуда» в кинематографе.

На днях указом главы КР за особые заслуги перед государством и народом Кулуйпе Кондучаловой присвоена высшая степень отличия - звание «Кыргыз Республикасынын Баатыры» и вручен нагрудный знак «Ак Шумкар».  

Кулуйпе Кондучаловой 1 октября исполняется 90 лет. Однако эту статную женщину с озорным огоньком в глазах трудно назвать человеком преклонного возраста. Несмотря на прожитые годы, Кулуйпа Кондучалова сохранила царственную осанку и живой ум. «Главное, ничего не забыть. Очень хочется, чтобы нынешнее поколение прочувствовало то, что пережили мы», - говорит она.

- Представители вашего поколения видели все этапы становления и развития советского государства - от первого трактора до полета космонавта, от ликбеза до создания атомной бомбы...

- Поэтому мы счастливцы. В истории страны немало моего труда. Личного. С 1940 года, когда мне едва минуло 20 лет, я попала на партийную работу. Девчонкой совсем была. Позже судьба свела меня с выдающимися мастерами культуры, науки, образования, искусства. Это были настоящие таланты - искрометно яркие, как сама эпоха. Дня не хватит, чтобы перечислить все известные имена, с обладателями которых мне посчастливилось встретиться. А знаете, я ведь не собиралась быть министром, вообще не думала идти по партийной линии.

- Кем же тогда?

- Учителем. Да, да, не удивляйтесь. Я хотела сеять разумное, доброе, вечное, и поспособствовал этому мой первый учитель. К сожалению, не запомнила его имени. Мы ведь к педагогам как обращались? «Агай» - если мужчина и «эже» - если женщина. Помню свой первый день в школе. Было это в 1928 году в родном селе Кара-Жыгач Нарынской области. Тогда для сельских детей открыли новую школу. Это был настоящий праздник! Нам эта приземистая постройка на три комнаты с выбеленными ядовитой известью стенами казалась настоящим дворцом.

В классе вместо парт - один длинный стол, стулья и доска. Была еще и печь, у которой мы грелись в суровые зимние холода. Топили ее, помню, кураем и кизяком. За партой сидели и малыши, и старшие ребята. Изучали мы кыргыз тили, чтение, письмо, математику и русский язык.

- Это здание, где вы постигали азы грамотности, по-моему, до сих пор стоит в селе?

- Да. Только звонок там больше не звенит. Одно крыло отдали под магазин, а в другом расположился компьютерный класс.

- На вашей дальнейшей учебе настоял отец, ведь так?

- Отчасти. Он просто мою мечту угадал. В 12 лет я поехала во Фрунзе, тогда он еще назывался Пишпеком, и поступила в педагогический техникум. Обидно, что его учебный корпус на улице Раззакова уже снесли. Ведь это целая глава в истории становления кыргызской интеллигенции. После окончания по распределению попала я в школу села Куланак. Несмотря на молодость и отсутствие опыта, меня назначили завучем семилетней школы, а в 19 лет я стала ее директором.

Школа, где я начала свою трудовую деятельность, была одной из самых крупных, при ней был интернат, да и сам айыл считался зажиточным селом. Моим наставником и нареченным отцом стал Абдылда Аралбаев, учитель от Бога, который преподавал арабскую грамоту в той же школе, куда назначили меня. Я жила в его доме. Меня там приняли как родную дочь. Все эти события происходили в далекие 1930-е годы, а уже в 1940 году меня назначают секретарем Тянь-Шаньского обкома комсомола. Господи, как я не хотела этой должности! Плакала, помню, навзрыд.

- А ведь ваша жизнь, не будь этого назначения, сложилась бы иначе...

- Иначе? Да если бы меня спросили, хочу ли я прожить жизнь заново, я бы ответила отрицательно. Я ни о чем не жалею. Конечно, хотелось учить детей. Я чувствовала, что это мое призвание. Но партия поручила, и отказаться было невозможно. Сочли бы, что ответственности испугалась. Потом грянула война. В 1942-м в качестве лектора я оказалась в блокадном Ленинграде.

Помню, меня потрясло, что город в блокаде, но все люди работают. Открыты музеи и даже театр. В честь нашей делегации в театре имени Пушкина давали «Сорочинскую ярмарку». На улице сильный мороз, не топлено, мы сидим в шубах, а актеры на сцене - в легких нарядах.

Потом была Москва, Высшая партийная школа. Кульминацией стала весть о Победе. Отчетливо помню этот момент: 2 часа 15 минут, и как сейчас слышу в эфире удивительный голос Юрия Левитана. А потом радостная новость: Победа!

Все высыпали на улицу и, не сговариваясь, широким потоком двинулись на Красную площадь. Так я стала свидетелем знаменитого салюта Победы.

- В 1953 году вас назначают министром иностранных дел КССР. Исследователи утверждают, что именно в эти шесть лет, когда вы возглавляли министерство, был заложен фундамент дипломатии республики...

- Очень лестно! Вы меня просто завалили комплиментами (смеется). Но действительно именно в этот период ведомство сформировало основу будущей дипломатии суверенного Кыргызстана. В начале 1992 года наша республика стала членом ООН, и вот уже более двадцати лет проводит самостоятельную внешнюю политику.

А ведь начиналось все с крохотного помещения с печным отоплением. Под треск поленьев, кутаясь в пальто, наши дипломаты изучали английский и французский, международное право, читали материалы ТАСС, готовили лекции о международном положении. Это тоже было их обязанностью. А вообще назначение на должность министра иностранных дел совпало со свертыванием этой структуры во всех республиках СССР. На это была веская причина. От Советского Союза членство в ООН было предоставлено только Украине и Белоруссии - как странам, наиболее пострадавшим в годы Великой Отечественной войны.

- Вы как-то признались, что никогда не думали, что вам доверят такую сложную сферу, как культура...

- Это так. Я не театровед и не критик. Тем не менее на этом посту я верой и правдой прослужила партии и родине 22 года. Мне часто говорят, что из всех министров культуры в Советском Союзе сегодня помнят Екатерину Фурцеву, а в Кыргызстане - то, что «сделано при Кондучаловой». Что и говорить, приятно слышать такое мнение. Значит, не зря работала.

Нашей республике в те годы действительно было чем гордиться. В 1958 году состоялась II Декада кыргызского искусства и литературы в Москве, где блистали музыканты и артисты-профессионалы. При мне взошла звезда Бюбюсары Бейшеналиевой, Улана Сарбагишева, Артыка Мырзабаева. В 1960-1970-е годы звание «народного» получили более 10 артистов театра и кино. На вершину литературного Олимпа не только Кыргызстана, но и всего мира, гордой поступью поднялся Чынгыз Айтматов.

В республике действовали 6 театров и филармония, три книжных и газетно-журнальных издательства, шесть музеев, более тысячи киноустановок, свыше ста клубов и домов культуры, около трех тысяч библиотек. Для маленькой Киргизии это немало. А сегодня? Вы посмотрите, три года ремонтируют Академический театр кыргызской драмы. Это просто безобразие! В фойе театра русской драмы проводятся выставки кошек. Неслыханное кощунство! А в храме искусств - театре оперы и балета, на сцене которого блистала великая Бюбюсара Бейшеналиева и звучал знаменитый бас Булата Минжилкиева, утраивают выставки меда. Театр превратили в коммерческое предприятие.

Это говорит о том, что нашу культуру поразил страшный, разрушающий недуг. Его симптомы налицо. Если сейчас не принять соответствующие меры, запущенную болезнь вылечить будет невозможно. Весь тот негатив, который мы сейчас наблюдаем в обществе, - это издержки низкого уровня образованности людей.

- Но надежда на выздоровление есть?

- Безусловно. Культуру под свое крыло должно взять государство. Эта сфера не терпит халатности и не прощает безответственности. Надо двигать молодые кадры, растить таланты, находить путь к сердцу каждого артиста. К сожалению, нынешние деятели не считают нужным тратить на это свое дорогое чиновничье время. Поэтому мы имеем то, что имеем - колоссальный отток талантливой молодежи за рубеж. Выходцы из нашей страны пополняют балетные труппы Нью-Йорка и Мадрида, поют на сценах Рима, исполняют произведения в лучших залах Европы и всего мира. А на родине они не востребованы.

Скажу честно: мне больно видеть то, что сейчас происходит с нашим государством. Кто-то из великих сказал: «На низких крыльях культуры высоты не наберешь». Думаю, современным государственникам, стремящимся на деле, а не на бумаге вытащить Кыргызстан из пропасти, куда погрузилась наша страна, есть о чем подумать. Сегодня, сейчас.

alt

Бизнес