14:28
USD 84.64
EUR 101.15
RUB 1.17
Общество

Государственная забота. Повреждения 4-й степени

Землетрясения всегда поражали психику людей своей внезапностью, масштабностью и трагическими последствиями. Но в последние годы в результате вечной борьбы за лидерство, повседневных кровопролитий и человеческих жертв люди, увы, очерствели, и даже сотни, тысячи и десятки тысяч человеческих жизней, поглощаемых подземной стихией, не вызывают столько переживаний и сочувствия, как в былые годы.

 

Можно ли Кыргызстан причислить к списку «очерствевших» стран? «Конечно, нет, - возмущаются бишкекчане. - Мы знаем, что государство очень активно и заботливо». А в чем она, эта самая забота, заключается, известно каждому. Гуманитарная помощь в виде подсолнечного масла, мешка угля и пакета чая на душу населения… Есть еще очень существенный компонент – предоставление беспроцентных долгосрочных ипотечных ссуд, выплата компенсаций для восстановления жилых домов, поставка стройматериалов по сниженным ценам…

 

Об этом, и не только, говорится в постановлении правительства КР о мерах по ликвидации последствий землетрясений, произошедших минувшей зимой в Ошской области и городе Оше. Документ вызывает чувство гордости: вот она, государственная поддержка!

 

Держи карман шире

 

В пригороде Оша, в сельской управе Жапалак о постановлении правительства мало кто слышал. Здания старые, многие в аварийном состоянии, большинство из них непригодны для проживания. Заезжаем вглубь села и оказываемся у большого дома с поперечной сквозной трещиной и проломами в стене – последствиями недавнего землетрясения. Остановились. «А дома взрослых нет, - говорит мне девушка по имени Жанет. – Бабушка в город поехала, пробует документы на ссуду оформить – обещали ведь! Уже второй месяц обивает пороги. А родители в Москве, зарабатывают на новый дом. Папа с бабушкой смеются, говорят, что государство только обещает, но пока сам не заработаешь, никто не даст. Дом-то ведь не старый, в 1997 году построили. Только жить в нем уже невозможно. Живем в маленькой пристройке».

 

Я зашла в дом. Было видно, что в нем недавно проводили дорогостоящий ремонт. «Летом мы клеили обои, красили, ведь так приятно жить в большом просторном доме. Все рухнуло на глазах. Проклятое землетрясение! - сердится Жанет. - Опять родителей год не увижу».

 

Как оказалось, в середине января (никто из жителей не запомнил точной даты) приезжала группа из 17 человек, которая произвела первичный осмотр всех жилых зданий. Чуть позже руководители Госстроя вынесли свой неутешительный вердикт: «Повреждения 4-й степени, дом подлежит сносу». Только никто не подсказал, где пережить холодную зиму и за чей счет строить новый. Был, конечно, разговор о кредите, но осталось неясным, как его получить.

 

Кому война, а кому мать родна

 

Много нареканий от сельчан поступает по поводу распределения гуманитарной помощи. «Мы не знаем, кому она достается и как делится, - говорят жители. – Только слышим, что кто-то из соседей получил мешок угля, кто-то - подсолнечное масло, а кто-то вообще ничего. Мы хотим знать, почему гуманитарная помощь не всегда доходит по назначению. Неужели можно наживаться на людском горе?», - сетуют они.

 

Не было бы счастья, да несчастье помогло…

 

«Депутаты обещают, что в 2009 году в нашем селе будет построена новая школа», - делится радостью директор средней школы № 35 Жыргал Ташматова. «А эта чем плоха?», - удивляюсь я. «Старая школа из-за ветхости и аварийности закрыта. В 1997 году силами родителей и учителей было построено новое здание. Нас оно устраивало, правда, классы маленькие, спортивного зала нет… После землетрясения школу посетили сотрудники Министерства чрезвычайных ситуаций. Сказали, что здание построено без учета сейсмоопасности и не соответствует стандартам. Мы об этом знали и раньше, у нас в селе все дома так построены – вкривь и вкось. Некоторые даже без фундамента. Власти не запрещали, видимо. Поэтому и такие потери после землетрясений. Даже неудобно как-то: люди горюют, без крова многие остались, а у нас радость - скоро будет новая школа!», - смущенно улыбаясь, говорит директор.

 

На этом мое путешествие не закончилось. Очень хотелось поговорить с председателем айыл окмоту Джанибеком Джумаевым. Но, как оказалось, в селе нет здания сельской управы, и прием людей он ведет дома. «Да, со зданиями в этом селе явная проблема», - размышляю вслух. «Да не со зданиями проблема, а с нехваткой денег – бедностью, - поправляет меня сельчанин по имени Шукрат. - Вы знаете, что нам приходится брать воду для питья из арыка, возле которого находится городская свалка? Несколько лет назад все село переболело тифом. Сейчас те, кто богаче, построили самодельные водокачки, хотя и они не соответствуют нормам. Ошский госэпидемнадзор запретил пить воду из «качалок», но наложить запрет легче всего…»

 

Председателя сельской управы не оказалось дома. «По делам на рынке», - сказала дочь Нургуль. Не оказалась у главы и телефона. «Вечером позвоните мне на сотку – только так свяжетесь с папой», - предложила дочь главы айыл окмоту. Я не стала звонить. Что он мог добавить?

 

 

Бизнес