09:20
USD 89.43
EUR 96.86
RUB 0.95
Общество

Эмиль Жээнбеков: Дефицит информации - главная причина экстремизма и терроризма

Президент КР Алмазбек Атамбаев на закрытом заседании саммита глав ШОС, прошедшего в городе Душанбе, заявил, что «рост религиозного экстремизма и угроза проникновения террористических группировок в страны ЦА остаются главными проблемами, на которые государствам региона необходимо обратить пристальное внимание».

Действия международных террористических организаций, радикально настроенных исламских фундаменталистов и экстремистских группировок вызывают обеспокоенность не только государств региона, но и мирового сообщества.

По данным МВД КР, с начала года на территории республики зафиксировано 200 преступлений, имеющих отношение к экстремистской деятельности. Отмечается и рост активизации подобных групп среди женщин и молодых людей. В связи с этим правоохранительными органами КР продолжается активная борьба против экстремизма и терроризма. Так, в настоящее время десятым управлением Министерства внутренних дел проводится обучение имамов (духовных лиц, которые заведуют мечетью). На сегодня его прошли имамы из Бишкека и Чуйской области, до конца года завершат обучение и религиозные деятели из южных областей.

О сложной религиозной ситуации в республике ИА «24.kg» беседует с начальником отдела по противодействию экстремизму МВД КР Эмилем Жээнбековым.

- Нашей целью является не только обучение имамов. По нашим данным, где-то около 60 процентов религиозных деятелей не имеют официального профильного образования. Духовное управление мусульман Кыргызстана подтверждает эти данные. Не все выпускники религиозно-образовательных учреждений становятся имамами.

При этом почти половина тех, кто служит в мечети, получили образование у частных лиц, нередко в «худжуре» - в религиозной группе агитаторов, которые в обычной комнате проводят обучение. На юге это особенно развито. Конечно, мы не можем сказать, что степень или уровень образования имамов не соответствует занимаемой ими должности, или давать оценку их деятельности. Это не наша задача. Тем не менее в профилактических целях организовали обучение священнослужителей. Во-первых, теперь им дано понятие сущности экстремизма и радикализма как таковых. Потому что у имамов есть своя точка зрения в соответствии с уровнем их религиозного образования, а у нас - правовые понятия этих явлений. Во-вторых, обсуждение совместных мер. Раз и на государственном уровне религиозные деятели в КР стремятся противодействовать экстремизму и терроризму, наши усилия должны быть согласованы, идти в одном русле, соответствовать одной политике. В-третьих, это выработка новых совместных мер по заполнению пробелов в законодательстве, по решению проблем в религиозной сфере.

К обучению мы привлекали не только сотрудников правоохранительных органов, но и экспертов, теологов и специалистов Духовного управления мусульман Кыргызстана. Впредь, когда мы будем принимать какие-либо меры по предупреждению экстремизма, на местах имамы обязательно будут активно участвовать в этом. Их роль в противодействии экстремизму очень велика. Потому что информация к верующим идет через них.

- Сколько в республике имамов?

- Ни у кого нет точных данных. Даже у Госкомиссии по делам религий. В КР есть мечети, есть специальные помещения для молитвы - намазкана. Обычно в последних имамов не бывает, они есть только в мечетях. Но и данных о количестве мечетей тоже нет. Почему? Потому что Госкомиссия ведет учет только зарегистрированных мечетей. Но существуют и незарегистрированные, и в них тоже есть имамы. Поэтому эти цифры неточные. Однако у нас имеются свои данные.

Так, за 2013 год в Кыргызстане функционировали 2 тысячи 23 мечети. Мы провели анализ и выяснили, что почти во всех служат имамы. Когда анализировали ситуацию, выяснили, что главной причиной экстремизма и терроризма является дефицит информации или же наличие искаженной информации в религиозной сфере. Это и есть самая главная причина экстремизма. Из-за чего происходит радикализация общества? Население получает, к сожалению, искаженную информацию, в неправильной интерпретации. И это очень умело используется радикальными организациями, группами, в том числе международного характера.

- А сколько в КР организаций экстремистского и террористического толка?

- Официально тех, что запрещены судами и признаны экстремистскими и террористическими, 13. Но в КР не все из них ведут активную деятельность. В их числе есть и активно работающие, и те, которые ведут деятельность исключительно в регионах.  

- Какие из них вызывают особое опасение?

- В 2003 году «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Исламская партия освобождения») признана у нас экстремистской организацией, но члены этой партии по сей день действуют подпольно в разных регионах республики. Кромеэтого, к сожалению, есть и члены ИДУ (Исламского движения Узбекистана).

В нынешнем году признаны террористическими организациями джихадистского направления и такфиристского характера - «Жайшуль Махди», Джамаат «Ансаруллох аль-Таки Альхиджа». Они имеют радикально салафитский характер, пропагандируют ислам в своей интерпретации. Используют искаженные понятия об исламе. Более того, используют радикальные методы при распространении информации. И постоянно призывают к джихаду в его искаженной версии. (Джихадисты выступают против светского государства, объявляют ему джихад - священную войну, ратуют за распространение устоев на основе шариата без учета современных реалий - прим. ИА «24.kg».) Очень часто используют такфиристские методы. Поясню, такфир - это обвинения мусульман в неверии. Именно среди мусульман идет эта смута. Это приводит к столкновениям и преступлениям против конституционного строя, свободы граждан и государства.

- Сколько в КР с начала текущего года зарегистрировано фактов религиозного экстремизма? Сколько возбуждено уголовных дел?

- Зафиксировано около 200 преступных проявлений. Но данные правонарушения в основном являются латентными, то есть скрытыми. К сожалению, не все граждане при обнаружении ими фактов сразу же заявляют в соответствующие органы. Очень малое число граждан понимает опасность явления.

- Почему граждане предпочитают умалчивать об этом?

- Не желают ввязываться. Многие думают даже, что это не является правонарушением. Есть и другие причины.

- А как тогда удается сотрудникам правоохранительных органов выявлять подобные преступления?

- Используя методы оперативной деятельности и другие, например, личный сыск, использование экспертиз. Выявляем сообщества и принимаем меры по привлечению к ответственности.

- Какова тенденция - у нас участились или уменьшились преступления, связанные с религиозным экстремизмом?

- Особенность негативных явлений, таких как экстремизм и терроризм, в том, что они всегда носят транснациональный, международный характер. Они связаны в глобальном масштабе. Если экстремизм и терроризм развиваются в соседних государствах, то обязательно проникнут и к нам. Все взаимосвязано. Отмечу: почти все террористические и экстремистские организации являются международными. Это «Аль-Каида», «Талибан», «Хизб ут-Тахрир» и другие.

- Сколько у нас граждан, состоящих на учете МВД с подозрением на членства в подобных организациях?

- Более тысячи, но если хотите уточнить, можете требовать данные у Госслужбы по финразведке. Есть и идет официальный учет лиц, замешанных в экстремистской деятельности. Я не сторонник озвучивания точных цифр, они могут быть чуть больше или меньше.

- По итогам социсследований, в КР за 9 лет доля женщин в экстремизме выросла с 1,1 до 23 процентов. С чем связана религиозная радикализация женщин? Почему у нас легко вербовать их?

- Это объясняется психологической особенностью слабого пола. Кроме того, в последнее время, к сожалению, экстремистские группы активизировались именно среди женщин и молодежи.

- А как они работают, как идет вербовка?

- Начали ходить в мечети, работают также по системе худжура, и женщины по этой системе получают экстремистскую информацию. К ним применяют те же методы, что и к мужчинам. Подчеркну, на юге это особенно развито.

- Эксперты говорят, что в последнее время в КР молодежь начали чаще вербовать на просторах Интернета. Как вы боретесь против таких киберпреступлений?

- Вы знаете, сейчас у нас этот вопрос законодательно не урегулирован. В настоящее время у нас Интернет функционирует бесконтрольно. Например, для провайдеров не предусмотрена точная ответственность за интернет-источники. Поэтому и вербовка молодых людей в основном идет через Интернет. Есть популярные среди молодежи сайты, которые создают хорошие условия для вербовки. Вербуют и через социальные сети, которые широко используются молодежной средой для общения. Не могу сказать их названия. В последнее время на платформе местных сайтов начали пропаганду, там публикуются разные видеообращения, видеоролики и статьи.

- Какое наказание предусмотрено в КР за религиозный экстремизм?

- В Уголовном кодексе КР около 30 составов преступлений связано с экстремизмом. Это преступления против свободы и прав граждан, конституционного права граждан, личности, конституционного строя. Но, по нашим наблюдениям и анализу, чаще всего преступления совершаются против государства, против основы конституционного строя. За это предусмотрено наказание в среднем от 7 до 10 лет лишения свободы. Но в отношении иделогомотивированных преступлений это не работает, во многих случаях уголовное наказание не помогает, не является основным средством противодействия и предупреждения. Мы ведем совместную работу с Государственной службой исполнения наказаний, постоянно анализируем деятельность таких личностей и в местах лишения свободы. Очень малый процент тех, кто после освобождения исправился.

- Были опасения, что после вывода военнослужащих США из Афганистана ситуация в регионе значительно ухудшится. Эти опасения оправдываются?

- Этот вопрос нами, конечно, рассматривается, и на юге, и на севере принимаем соответствующие меры именно по усилению противодействия экстремизму и терроризму. И есть совместные планы с другими правоохранительными органами.

Бизнес