00:55
USD 84.64
EUR 101.15
RUB 1.17
Общество

Клаус Физингер: Надо искать решения, а не ругаться, что все плохо

Он из Германии, его интересы сосредоточены вокруг того, как слепить из кыргызстанских чиновников приличных и компетентных служащих. Много лет он курирует эти вопросы. Доктор Клаус Физингер работает в Фонде Ханнса Зайделя, который совместно с Академией государственного управления при президенте КР ведет проекты по повышению квалификации госслужащих Кыргызстана. Он историк, специалист по новейшей истории, доктор философии, координатор Фонда Ханнса Зайделя по Центральной, Южной, Восточной Европе, Кавказу и Центральной Азии.

- Вы третий раз в Кыргызстане. Успели полюбить нашу страну или все еще в шоке?

- О да! по крайней мере, все-таки в третий раз я смог влюбиться в Кыргызстан (улыбается). Я смог выехать за пределы Бишкека. И даже впервые - летом, раньше я был у вас зимой и осенью, когда темно и сурово. Я увидел прекрасный ландшафт, замечательное озеро, понял, как работают кыргызы и как отдыхают (тут он делает паузу и тут же поправляется), хотя нет, однажды я посещал село и видел все это. Шока не было. Все, как в Баварии: и ландшафт, и люди, чувствующие свои обязательства. Единственная разница - временной пояс.

- Чем именно занимается ваш фонд и лично вы?

- Работа Фонда Ханнса Зайделя за рубежом преследует две основные цели: развитие демократии и правового государства. Он работает в сфере государственного управления, правосудия, внутренней безопасности, а именно оказывает поддержку полиции. Мы помогаем в подготовке кадров и повышении квалификации, занимаемся поддержкой профтехучилищ в некоторых регионах, таких как Китай, Латинская Америка, Африка. С 1992 года я являлся завотделом по проектам в Средней, Восточной и Юго-Восточной Европе, а в 2009 году к отделу присоединили Кавказ и Центральную Азию.

- В чем особенности ведения проектов в разных регионах, подопечных вам? Что больше всего вас поражает и что радует?

- Нет единого подхода. Основной наш принцип в работе - тесная связь с местными партнерами. До этого обязательно проводим анализ потребностей стран, в которых работаем. В Чехии, понятно, они одни, в Албании другие, в Кыргызстане - третьи. И исходные позиции этих стран разные. Но главное для нас: подвести страны к одной цели - демократизации.

- Почему интересы Запада, в частности Германии, зачастую сосредоточены в политической плоскости, а не экономической?

- Есть международные организации, которые оказывают поддержку и в экономической сфере - например, GIZ, который помогает малому и среднему бизнесу. Но и там они занимают позицию посредников, задача которых дать импульс. Должно быть развитие изнутри, должен быть естественный процесс, не стоит ждать готового решения извне. Наш же фонд оказывает техническую поддержку в виде консультаций, обучения. Он реализует проекты не от своего имени, а от имени Германии и финансируется из федерального бюджета.

- И насколько эффективно они реализуются? По крайней мере, в Кыргызстане? Перспективно ли в него вкладывать?

- Я не могу позволить себе оценку. Но есть надежда, что работа с выпускниками наших программ дает эффект: они - носители и распространители наших идей. И мой индикатор эффективности проекта - то, что многие выпускники занимают ведущие позиции на административном и политическом уровнях.

- И какие же ваши идеи они несут в массы?

- С одной стороны, принципы демократизации правового государства. С другой - прозрачность государственного и муниципального управления. И ориентация на то, что предоставляются услуги народу. Должна быть высокая компетенция у них самих, они должны совершенствоваться постоянно. Еще - идея толерантности и силы убеждения.

- Вы описываете идеал, до которого нашим чиновникам все равно, что до неба.

- Они не могут или не хотят соответствовать этим идеалам? Будем исходить из первого. На второе повлиять никак не можем. Приблизиться к идеалу - процесс долгий. Поэтому у нас долгосрочный проект. Но вот нашим кыргызским выпускникам можно рекомендовать то же, что и немецким госслужащим, - в Германии тоже не все идеальны. Например, несмотря на сложности системы и существующие условия, надо всегда искать оптимальное решение, а не сидеть и ругаться, что все плохо. Трудиться и искать! Не забывать стратегические цели и браться за свое дело отважно, быть терпеливым, не давать отрицательным факторам сбить себя с толку.

- Так все-таки, перспективно ли реализовывать проекты в нашей стране?

- Очень сложный вопрос. Проектные цели разные. Если в Евросоюзе - улучшение интеграции стран, то в Центральной Азии - сделать добропорядочных соседей для европейцев.

- Вы специалист новейшей истории. Можете ли проанализировать последние события на Украине?

- Я не могу ответить на этот вопрос, он политический. Даже для меня неясно, кто за этими событиями стоит. Наша позиция: Украина имеет право на территориальную целостность.

- Но ведь и свободное волеизъявление народа - тоже постулат из демократических «писаний». Разве народ того же Крыма и Донбасса отступили от пресловутой демократии?

- На эти вопросы я не могу отвечать от имени фонда.

- Существует некая теория, по которой раз в сто лет должна происходить серьезная война, чтобы человечество после встряски могло войти в фазу прогресса.

- Я не согласен с этой теорией, она очень сомнительная. Помимо войн полно методов для развития общества. Это учет демократических принципов, постоянное изменение структуры общества, толерантность. Каждое общество должно принимать свои меньшинства, а не уничтожать. Все - и Ганди, и Эйнштейн (обводит взглядом фотографии на стене) - выступали за мир без войны.

- Как вы относитесь к Америке и ее гегемонии?

- Я не хотел бы фокусироваться на США.

- А на России?

- Нет. Я представитель международной донорской организации и не могу позволить себе высказывать политическую позицию. Пусть этим занимаются политики.

- Есть ли рецепт по сохранению мира в мире?

- Если бы он был найден, его бы применили.

- Вы изучали постфашистские страны. Какие из них смогли достичь наиболее эффективного развития и почему?

- Это тоже сложный вопрос. Ведь яблоки с грушами невозможно сравнивать: яблоки остаются яблоками, а груши - грушами. Мое исследование концентрировалось на развитии Австрии. В то время, до 1955 года, она была еще оккупированной зоной союзников (России, США, Англии и Франции). С одной стороны, это было государство, с другой - ограниченная зона. И интересно было, в каких экономических условиях развивались дипломатические связи. Выводы были в том, что полноценные дипломатические отношения Австрия смогла установить только после приобретения суверенитета. Политическая цена, которую она за это заплатила, в том, что не могла вступить в Европейское экономическое сообщество и НАТО. И ей пришлось принимать нейтралитет. Австрия до сих пор не член НАТО.

- Это так плохо?

- Нынешним своим положением Австрия довольна.

- Для таких маленьких и не богатых ресурсами стран, как Кыргызстан, суверенитет - благо или наоборот?

- Кыргызстану надо сохранять независимость, но быть при этом членом разных интеграционных союзов.

- А каких именно? С Россией? С Китаем? С Западом? Или можно продолжать политику многовекторности?

- Я желаю Кыргызстану сохранить свою идентичность, но развивать отношения в регионе. Это не дилемма. Сама страна в зависимости от ситуации должна выбирать хоть многовекторность, хоть приоритет в дипломатических отношениях.

Бизнес