09:27
USD 69.40
EUR 81.11
RUB 1.02
Общество

Про Влада Ушакова, не любящего слово «патриот»

Готовиться к интервью с одним из лучших фотографов нашей страны было несложно, потому что Влад Ушаков тот, кто без лишнего пафоса и пустой болтовни, но реально и много делает для Кыргызстана и его популяризации. От слова «патриот» его коробит. По его мнению, слишком часто им пользуются именно популисты. А вот с мнением ИА «24.kg», что он настоящий кыргыз, согласился. «Меня на самом деле друзья называют «СС» - суперсаяком, - шутит он.

- Влад, расскажи, дорого ли обходится любовь к Родине и кто помогает тебе.

- Нет, недорого, абсолютно. У меня хорошая карма, для Кыргызстана я получаю достаточно неплохо, и, несмотря на то что из собственного кармана плачу зарплату людям, налоги, за обслуживание сайтов, кое-что еще остается и на путешествия. Сайты, которые мы ведем, социальной направленности, некоммерческие. Например, единственный в стране сайт, посвященный Чингизу Айтматову, или foto.kg. Мы много ездим по республике, собираем фотографии, Мало того что мы их выкладываем, мы к ним находим описание, восстанавливаем их историю. Ни один из этих сайтов не окупается, да мы и не ставили такую цель. Я придерживаюсь принципа «если не мы, то кто?».

Вот Глобальный экологический фонд выделил $7 тысяч. Мы потратили их на издание книги. Наша же работа была бесплатной, никто не получил гонорар, и я тоже. Я говорю «нам», потому что один бы со всем этим никогда не справился. Со мной в Союзе фотожурналистов, дома, в проектах всегда находятся люди, которые мне очень помогают.

О помощи государства? Ну как это происходит? Например, звонят мне из какого-нибудь представительства за рубежом или госоргана: мы хотим провести выставку, но денег нет. Но вы же, Влад Ушаков, патриот своей страны, дайте нам ваши работы. Мне не жалко, это, наоборот, приносит удовольствие, и мы щедро делимся. Абсолютно бесплатно. Но иной раз я бываю в командировках или занят чем-то другим, тогда чиновники начинают обижаться. Считают, что зазнался.

Могу сказать, не было еще случая, чтобы государство помогло. А просить мы не умеем, да и не любим.

- Ты объехал всю страну. Какое место ты посоветуешь посетить тем, кто захочет попутешествовать? У тебя есть любимые места?

- Вся проблема в том, что 98,8 процента жителей Бишкека (я уже не говорю о жителях регионов) дальше Иссык-Куля и джайлоо у бабушки нигде не были. Приезжают иностранцы и говорят, мол, какая у вас природа великолепная. А мы киваем, но сами своей страны не знаем. Мне, конечно, приятно сидеть с друзьями и рассказывать, на каком джайлоо кумыс лучше, а где самые вкусные самсы, о разнице между таласским бешбармаком и нарынским. Очень люблю национальную кухню, и корейскую, и китайскую...

Что касается любимых мест. Знаешь, наша страна красивая в целом, я не могу выделить какие-то отдельные районы и местности. Кыргызстан интересен тем, что можно побывать в одном месте и за один раз увидеть все четыре сезона. И каждый раз это будет красиво по-новому. Повторюсь, люди не знают нашу страну, а туристов чаще везут в Сары-Челек или Арсланбоб. А спроси у городского, был ли он в Кол-Суу, он спросит: а где это? Иностранцы знают, а мы, живущие здесь, этого всего не видим.

В начале августа я собираюсь поехать на Саймалуу-Таш. Про это уникальное место я могу рассказывать часами. Это Ферганский хребет, туда можно попасть или со стороны Арсланбоба, или со стороны Казармана. Это плато, на котором находится порядка 100 тысяч петроглифов. Причем они настолько уникальны - словно скальпелем вырезаны на камне. Вот представь: лежит тысяча камней, и на каждой грани камня находится какой-то рисунок, например, знаменитый солнцеголовый мальчик. И когда солнце меняет зенит, тысячи петроглифов переливаются.

- Откуда такая тяга к путешествиям, исследованиям и равнодушие к комфорту?

- Мне это кажется абсолютно нормальным. Любой человек, живя в стране, не должен замыкаться в четырех стенах, должен отходить от привычного маршрута «работа - дом, дом - работа». Я тоже люблю комфорт, но когда ты семь дней в неделю без душа ночуешь в палатках, на земле, под дождем, потом возвращаешься домой... И тут цивилизация, душ! Вот это и есть кайф! Я рад, что с каждым годом все больше и больше людей, которые подсаживаются на туризм. Например, в последний раз в баткенские пещеры с нами ездила 70-летняя женщина. Она, конечно, профессиональный турист, но в пещеры глубиной 19 метров спускалась впервые. Представляешь, человек по обвязкам спустился и воскликнул: я сделал это! Какое же это удовольствие!

- На твоих фотографиях часто можно увидеть детей - таких кыргызских краснощеких карапузов...

- Лица... Это моя любимая тема. На мой взгляд, человек, который достигает определенного возраста, скажем 13 лет, когда заканчивается детский возраст, он натягивает на себя маску - для общества, для любимого человека, для родителей. Он хочет быть хорошим, нравиться окружающим. Для каждой ситуации своя маска. Принципы поведения в обществе накладывают свой отпечаток, а лицо человека, которому за 60, который прожил жизнь, становится настоящим. Поэтому дети и пожилые люди - это те, на чьих лицах настоящая жизнь. Если у ребенка испуг, то это испуг, если улыбка, то искренняя. То же самое и с пожилыми. Иной раз смотришь, а в глазах апашки такая чертовщинка, такой яркий блеск! Или смотришь на молодых, а у них в глазах усталость - дескать, все видел, устал от этой жизни. Такие вызывают, честно говоря, отвращение. Люди перестали быть искренними, все бросились зарабатывать деньги, в глазах только деньги. Я понимаю, без этого никуда. Но все же...

Знаешь, в моем детстве мешок альчиков (сочки сами заливали и лакировали) ценился во дворе среди сверстников больше, чем сейчас пятый айфон...

- Чем еще ты увлекаешься помимо фотографии?

- Ну вот, например, c детства увлекаюсь биологией и даже хотел стать биологом. Сейчас, когда мой образ жизни позволяет, рад находить время для общения со специалистами, экологами. Очень рад дружбе и совместно реализуемым проектам с Салтанат Сеитовой, директором Каракольского зоопарка «Бугу-Эне».

Кстати, мы единственная столица страны, в которой нет своего зоопарка. Это позор. И я считаю воспитание будущего поколения неполноценным, когда детям не прививают любовь к живому. Вспомни советское время: ведь в каждом детсаду был зооуголок, жил свой ежик, черепашка, рыбки в каждом школьном классе, и ребенок знал, что если рыбку не накормить или не ухаживать за ней, она погибнет. Еще с царского времени появлялись первые зоологи, а позже юные натуралисты - юннаты. Тогда это считалось нужным, а сейчас почему-то нет.

- Влад, что ждет любителей фотографии в ближайшее время?

- В музее имени Г.Айтиева на днях мы устраиваем экоакцию «По следам снежного барса». Сначала хотели просто сделать фотовыставку, а потом решили разнообразить. Пришедшую детвору будут гримировать под барсов, запланирован конкурс детского рисунка, будут выставлены иллюстрации Руслана Валитова, покажут фильм режиссера Толомуша Океева «Потомок белого барса». В этом году одной из лучших кинолент исполняется 30 лет.  

alt

- Почему снежный барс? Откуда такая любовь к этому животному?

- Я вообще всех животных люблю, но когда несколько лет назад практически все бишкекские журналисты бегали и спасали слепнущих барсят, я, честно говоря, влюбился. Барс самый могучий, быстрый и красивый. И у него только один враг в природе - человек.

- Что тебя огорчает?

- Катастрофическая ситуация с природой в нашей стране. Варварски вырубаются леса Арсланбоба, ореховый кап вырубают практически в промышленных масштабах, даже по ночам. И это уже не ореховые леса, даже не роща. Сейчас там только деревья, которые еще не успели срубить, и 1 процент молодых деревьев - маленькие росточки. А вырастут ли они в деревья, будет ясно только через 120 лет. Я думаю, что через пять лет и туристов станет стыдно туда возить, если государство не примет срочные меры.

Сары-Челекская биосферная зона выкошена. С доступностью автотехники вся Ферганская долина ездит туда, как на Иссык-Куль, отдыхать. Де-юро это биосферная зона, в которой не должно быть отдыхающих. Де-факто - непрекращающийся поток туристов, арбузные корки, битое стекло, горы мусора и пластиковых бутылок.

Ситуация с охраной природы аховая. Рубится лес практически во всех заповедниках и охраняемых зонах. Люди не понимают, что срубить дерево можно за 10 минут, а чтобы вырастить, нужны десятилетия и века. Осмысление придет, когда рубить будет нечего?...

- В твоих словах столько грусти и даже досады...

- Проблема ведь в том, что мы все играем в геополитику, пытаемся влиять на мировые исторические процессы, но совершенно перестали смотреть на небо и даже себе под ноги. Вообще у нас очень политизированное общество. Политикой заняты все - от бабушек у подъезда до мужиков в пивнарях. Если раньше разговоры были о рыбалке или как от жены заначку спрятать, то сейчас - о политике, политиках и митингах, то есть политикой занимаются абсолютно все. Кроме самих политиков. Потому что последние заняты бизнесом.  

Вся страна расценивается как «бесхозная» территория, существующая только для того, чтобы с нее брать-тянуть-пилить: урвали и притащили к себе за забор. Некоторые уже столько натаскали, что даже их внукам будет сложно это потратить. И, самое обидное, на сегодняшний день нет на политической арене человека, который бы воспринимал всю нашу страну как свой дом родной. И понимал, что не тащить нужно, а ухаживать за домом-Кыргызстаном, облагораживать его, беречь.

- Не собираешься уезжать из Кыргызстана?

- А куда ехать? В Москву? Здесь мой дом, здесь мои друзья. Меня уже все продавцы шоро знают. Я, наверное, как тот корабль, дно которого уже обросло ракушками. А приезжая в ту же самую Москву, чувствую себя совершенно чужим. Я человек гор и дорог, человек Кыргызстана.  

alt

Бизнес