18:05
USD 89.43
EUR 97.22
RUB 0.97
Общество

В борьбе за право на жизнь

27-летняя Айнура Нурдавлетова, назовем ее так, навсегда запомнит дату своего второго рождения - день пересадки почки - и людей, подаривших ей шанс на новую жизнь. Но бороться за нее кыргызстанцам, перенесшим операцию трансплантации, приходится постоянно: препараты, которые нужно употреблять всю жизнь, стоят огромных денег. А государство, взявшее на себя обязанность обеспечивать граждан этими лекарствами (иммуносупрессорами), сделать этого не может.

Для справки отметим, что иммуносупрессоры (иммунодепрессанты) - это класс лекарственных препаратов, применяемых для обеспечения искусственного угнетения иммунитета. Искусственная иммуносупрессия как метод лечения применяется, прежде всего, при трансплантации органов и тканей - таких, как почки, сердце, печень, легкие, костный мозг.

И проклятий не надо

«Знаете, есть такое проклятье - пожалуй, самое страшное: чтоб ты всю жизнь работал на одни лекарства! Так вот и мне, и десяткам таких же пациентов придется постоянно работать на препараты», - с грустью говорит Айнура Нурдавлетова. «Операцию мне делали в Турции, и наши врачи посоветовали купить лекарства на первые три месяца, пообещав потом выдавать из бюджета. Я и купила на это время, но позже, когда поехала на обязательную проверку почки, мне сказали запастись еще как минимум на полгода, потому что препаратов из бюджета хватит только на 40 дней», - вспоминает она.

По словам председателя общественного объединения «Надежда на новую жизнь» Урана Ибраимова, на 2014 год из республиканского бюджета выделили всего 10,4 миллиона сомов. «Тендер уже провели дважды, по 4,5 миллиона сомов. С 7 июня лекарства получают 93 человека, хотя нас уже 105. По грубым подсчетам, этих лекарств хватит на 40 дней. В ближайшие дни подадим заявку на оставшуюся сумму (чуть больше миллиона сомов) на всех - 105. Этой суммы может хватить максимум на 15 дней, а так на 10», - говорит он.

«Вообще лекарства за счет государства мы получаем с 2011 года. Раньше такого не было: создали наше общество в 2009-м и постоянно поднимали данный вопрос. В конце 2010 года добились выделения 17 миллионов сомов. Сумма была рассчитана на 40 человек: больных было мало, и всех удалось полностью обеспечить, - поясняет мужчина. - Но с каждым годом количество больных постоянно растет, и сегодня нас уже 105. При этом финансирование уменьшили до 10 миллионов сомов - якобы из-за повышения курса доллара».

Как сэкономить?

Айнура Нурдавлетова с недавних пор тоже стала членом ОО «Надежда на новую жизнь». Но рассчитывать ей приходится только на себя. «Государство взяло на себя финансовое бремя, пообещав покупать иммуносупрессоры. Но выполнить обязательство не может. При этом закупают лекарства по бешеным ценам. К примеру, пачку Prograf в Турции я покупала за $35, а тут по тендеру покупают по $200. Пачка Myfortic стоит на месяц $120, а по тендеру - тоже около $200. Когда я спросила, почему такие цены, говорят, что компании покупают брендовые лекарства в Европе. Хотя можно в несколько раз дешевле приобретать и в Турции, тогда можно было бы купить больше», - сетует она.

«Действительно, в Турции лекарства дешевле. Но многие компании не хотят участвовать у нас в тендерах: сумма очень маленькая для них, - поясняет Уран Ибраимов. - А мы требуем только оригинальные лекарства. Министерство здравоохранения предлагает перейти на дженерики, которые значительно дешевле оригиналов. Но для наших больных это не выход: в Кыргызстане нет государственной лаборатории для проверки содержания препарата в крови. А пациенты с пересаженной почкой должны периодически сдавать анализы для определения концентрации в крови иммуносупрессоров и последующей корректировки. Неправильная дозировка может повлечь отторжение пересаженного органа».

Вопрос жизни или смерти

«Минздрав советует нам самим искать выход из ситуации: либо разделить расходы 50 на 50, либо уменьшить дозировку. Но мы против таких шагов и решили требовать от государства полного обеспечения лекарствами, - настаивает Уран Ибраимов. - После операции на препараты уходит около $1 тысячи в месяц, а после снижения дозировки эта сумма уменьшается до $400-500. Понятно, что такие затраты рядовым гражданам просто не по карману. В России или Казахстане, например, граждане с пересаженной почкой полностью находятся на государственном обеспечении, поскольку лекарства очень дорогие».

При этом в ОО «Надежда на новую жизнь» признают, что государству такие финансовые затраты не по силам - «очень много больных с пересаженными почками». Недавно члены ОО обратились в депутатский корпус и в Минздрав КР с просьбой дополнительно предусмотреть на препараты более 23 миллионов сомов. «Без наличия иммуносупрессоров пересаженный орган отторгнется, и больной будет вынужден вернуться на гемодиализ. А там мест тоже не хватает. Это вопрос жизни и смерти», - говорится в их обращении.

Не единожды пациенты просили наладить и трансплантацию почек в стране. В очередной раз они озвучили свою просьбу «выдать официальное разрешение на открытие отделения трансплантологии в Республиканском научном центре нефрологии при Нацгоспитале вместо отделения микрохирургии глаза». Пока ответов нет.

«В условиях, когда государство неспособно никого вылечить на том этапе, когда это еще можно сделать, оно обязано хотя бы наладить процесс пересадки почки. Он у нас вроде как есть и стоит дешевле, чем, к примеру, в Турции - около $10 тысяч вместо $25 тысяч. Но! У нас один пациент умер, поэтому те, кто нуждается в пересадке, боятся обращаться к нашим врачам. Нет в республике и ведения пациента после пересадки: нет лаборатории для проверки концентрации лекарств в крови, нет условий, чтобы пациент со сниженным иммунитетом ничем не заразился и не произошло отторжение органа. Нет профессионалов, которые могут нормально вести пациента в случае осложнений, - считает Айнура Нурдавлетова. - Вот и получается, что многие продают даже квартиры, чтобы сделать пересадку за рубежом. И на лекарства у них денег не остается вообще. А принимать их необходимо всю жизнь. Проблема в том, что стоит пропустить один день, и отторжение гарантировано».

«Хотя после пересадки мы можем жить, рожать детей, работать, приносить пользу обществу, а при наличии лекарств и врачебного контроля вести почти полноценный образ жизни. Представьте, что будет чувствовать донор почки, если у реципиента начнется отторжение органа из-за отсутствия супрессоров! Это ведь не просто операция. Это своего рода жертва для близкого и любимого человека», - отмечает она.

В Минздраве пока думают над вариантом решения проблемы. Начальник управления по оказанию медицинской помощи и лекарственной политике Минздрава Анара Ешходжаева приводит такие цифры: «Если 5 лет назад людей с пересаженными почками в стране были десятки, то сейчас больше ста». «Около 20 из них прооперированы в республике, остальные - за границей. Фонд высоких технологий ежегодно выделяет одну и ту же сумму. И разделить ее надо на всех. Поэтому обеспечить всех супрессорами мы не сможем, - говорит она. - В настоящее время мы думаем над тем, чтобы создать базу лиц с пересаженными почками и обеспечивать их иммуносупрессорами только в течение первого года после операции: потом орган либо приживается, и дозировка постепенно снижается, либо он отторгается. Мы вынуждены пойти на такой шаг. Рабочие группы созданы, работают над вопросом».

Береги здоровье смолоду!

Сколько времени уйдет на решение проблемы, пока неизвестно. Медики говорят, что серьезные осложнения нередко возникают из-за инфекции, в том числе недолеченной. И виновата в этом иногда банальная привычка переносить болезнь на ногах и вообще не обращаться за квалифицированной помощью к врачам. Поэтому берегите здоровье смолоду!

Бизнес