18:09
USD 84.52
EUR 100.51
RUB 1.15
Общество

Беды кыргызского леса

По данным Министерства чрезвычайных ситуаций, с 1990 по 2013 год на территории республики сошло 487 оползней. Специалисты считают, что причин у этого опасного явления несколько: дожди, таяние снегов, землетрясения и человеческий фактор. Сократить количество оползней позволяет расширение лесной зоны, так как корни деревьев укрепляют почву. Однако в Кыргызстане наблюдается обратный процесс: леса год от года сокращаются.

А щепки летят и летят...

Национальная инвентаризация лесов, проведенная Госагентством охраны окружающей среды и лесного хозяйства, показала, что на 1 января 2011 года лесопокрытая площадь Кыргызстана составляла 1,1 миллиона гектаров, или 5,61 процента всей территории страны. Но так было не всегда. Архивные данные Министерства лесного хозяйства КиргССР свидетельствуют, что в 1951 году общая площадь лесов составляла 1,5 миллиона гектаров. Простой подсчет показывает, что за 63 года лесная площадь страны сократилась почти на 400 тысяч гектаров. И основной причиной этого стала интенсивная вырубка лесов для нужд народного хозяйства и заготовка топлива, а также незаконная вырубка в постсоветский период.

Так, например, за 2013 год только на территориях лесных хозяйств выявлено более 920 случаев нарушения природоохранного законодательства, по которым составлены протоколы о нарушении на 6,2 миллиона сомов. Из этой суммы только 353 тысячи сомов составили административные взыскания в виде штрафов, а остальная сумма - 5,8 миллиона сомов - это ущерб, причиненный лесному фонду. Браконьерами вырублено 4,8 тысячи деревьев. А если учесть, что на 1 гектар в среднем приходится до 500 деревьев, причем густого леса, то получается, что вырублено более 9 гектаров добротного, густо посаженного лесного массива.   

Скотское отношение

Не лучшим образом обстоят дела и в особо охраняемых природных территориях - национальных парках, биосферных заповедниках. Так, за 2013 год вырублено 70 деревьев, а общая сумма ущерба составила 2,5 миллиона сомов. Кроме непосредственной вырубки деревьев есть и другой способ нанести ущерб: жители близлежащих к природным паркам сел продолжают пасти на охраняемых территориях скот.

Большинство материалов рассматривают сами лесхозы и налагают штрафы. Из общего количества фактов нарушения природоохранного законодательства 1,056 тысячи зафиксировано в 2013 году, в этот же период лесники рассмотрели 930 материалов на сумму 3,2 миллиона сомов, из которых им удалось взыскать в пользу государства 2,4 миллиона сомов.

По словам заместителя директора Государственного агентства охраны окружающей среды и лесного хозяйства Бакыта Ырсалиева, бороться с незаконной вырубкой наложением административного штрафа сложно: сумма штрафа смехотворна. Так, стоимость кругляка сосны составляет 3 тысячи сомов, а штраф за незаконную вырубку - около 1 тысячи сомов.

«Человек может вырубить сосну, продать ее за 3 тысячи сомов, прийти в лесхоз и заплатить 1 тысячу сомов штрафа и со спокойной душой положить 2 тысячи себе в карман в виде выручки», - негодует Бакыт Ырсалиев.

В правоохранительные и судебные органы за прошедший 2013-й передано 126 материалов на 5,5 миллиона сомов.

Экономим копейку - теряем миллионы

Такой удручающей статистике способствует и слабое административное противостояние хищнической вырубке древесины. Например, оклад у лесника составляет всего 1,8 тысячи сомов, а на руки со всеми прибавками и надбавками он получает 2,5-3 тысячи сомов, и это при том, что в среднем за одним лесником закреплена территория в 3,1 тысячи гектаров, а в некоторых местах - до 5-6 тысяч гектаров. Причина столь повышенной нагрузки - в нехватке кадров.

Как рассказал Бакыт Ырсалиев, «дефицит кадров» составляет 93 штатные единицы. Чтобы как-то решить проблему, в прошлом году даже пошли на сокращение штата в административно-управленческом корпусе, чтобы высвобожденные места отдать непосредственно лесникам.

По его словам, государство выделяет лесникам только зарплату, остальные расходы госагентство покрывает за счет хозяйственной деятельности в виде продажи саженцев, аренды пастбищ и рекреационных зон. Бакыт Ырсалиев сообщил, что  агентство хотело повысить оклад лесничим за счет собственных средств, чтобы хоть как-то поддержать их социально, но этого не позволяет законодательство. По информации чиновника, в настоящее время люди неохотно идут в лесники: низкая зарплата и большая ответственность. За каждый факт незаконной вырубки деревьев он несет ответственность вплоть до уголовной.

И волки сыты, и овцы целы

Чиновники лесного хозяйства подсчитали, что ежегодная потребность страны в лесе составляет 1,9 миллиона кубометров. По информации Таможенной службы, которую запросили чиновники госагентства, каждый год в КР завозится 160-180 тысяч кубометров леса. Если сюда добавить разрешенную вырубку (санитарная очистка леса) со стороны главного лесного ведомства в количестве 250 тысяч кубометров ежегодно, то наша страна удовлетворяет свои потребности на 23 процента. Со слов заместителя директора госагентства, остальные «потребности» удовлетворяет незаконная вырубка.

Для решения проблемы чиновники от лесного ведомства придумали такое понятие, как «социальный лес», или лес, посаженный искусственно, который по истечении времени можно использовать для топлива и хозяйственных нужд. Конечную цель данной идеи можно сформулировать вполне художественно: чтобы и волки были сыты, и овцы целы.

Благие намерения и реальность

Так, для реализации безусловно благой цели было издано распоряжение правительства №253-р от 8 июня 2012 года, где в пункте втором главам местных государственных администраций предписано «принять меры по ежегодной посадке и выращиванию быстрорастущих древесных пород на землях сельскохозяйственного назначения, непригодных для сельского хозяйства, и проработать механизмы поощрения выполнения названных мероприятий». По расчетам чиновников, при должном исполнении поручения правительства республика получала бы почти 161 тысячу кубометров древесины ежегодно, намного уменьшая площадь вырубки естественных лесов.

По словам Бакыта Ырсалиева, чиновники присылают отчеты об исполнении. Но имеющиеся факты вызывают сомнения в качестве исполнения. Чиновник признался, что месяц назад по служебным делам ездил в одну из областей, и на встрече с руководителем области поднял вопрос о ходе реализации проекта по социальному лесу. «Оказалось, - уточнил он, - что глава области даже не знает о существовании данного распоряжения правительства!»

«Я чуть не заплакал, когда увидел объеденные скотом и поломанные саженцы сосен в Кочкорском районе, которые мы два года назад закупили на 1,2 миллиона сомов и помогли посадить на территории района», - с грустью вспоминает заместитель директора лесного ведомства. По его словам, и виновных не нашли. Аким района сослался на главу айыльного округа, тот еще на кого-то, а тех и след простыл...

И таких примеров у чиновника немало. Как говорит Бакыт Ырсалиев, за своими лесниками они ведут строгий контроль: аккуратно ли довезли посадочный материал до места посадки, правильно ли высадили, хорошее ли место выбрали, сколько саженцев прижилось, сколько нет и почему... А вот органам МСУ мы не указ», - говорит Ырсалиев. Они им могут только рекомендовать или писать докладные записки правительству... о некачественном исполнении распоряжения.

Причину плохого исполнения решения правительства по сохранению леса местными властями один из главных лесничих страны видит в отсутствии заинтересованности. Он считает, что местным властям нужно предоставлять на безвозмездной основе землю для посадки леса частным лицам, а когда деревья вырастут до нужного размера, часть леса - естественно, большую - отдать частнику, а другую использовать для нужд местного сообщества. Иначе, по словам Ырсалиева, местная власть для отчетности будет только сажать деревца, но ухаживать не будет, и все засохнет, а деньги на посадочный материал будут тратиться каждый год. Его слова подтвердила сотрудница ведомства, которая привела положительный пример: в одном из сел близ города Кара-Балты местные власти отдали территорию для высадки частному лицу. Результат - тополиный массив, готовый для использования.

Учиться не стыдно

Наш собеседник привел в пример Туркменистан, где за каждым чиновником закреплен определенный участок леса, за который тот отвечает своим «креслом».

В соседнем Узбекистане с 1990 по 2012 год площади лесов увеличились на 2 миллиона гектаров. В Казахстане в 2006 году только правительство выделило более $26 миллионов на развитие лесного фонда, не считая $30 миллионов, выделенных Всемирным банком.

У нас же работой по сохранению и увеличению лесных площадей занимается госагентство за счет собственных средств. В результате в большинстве случаев работа сводится лишь к тому, что приходится констатировать факт вырубки и составлять никому не нужный протокол. Нарушитель, как мы уже говорили, спокойно заплатит штраф, так как выручка от проданной древесины намного перекроет сумму наказания.

У нас же даже неплохая идея с «социальным лесом» исполняется чиновниками-временщиками по принципу «главное - посадить и отчитаться, а там хоть трава не расти». Вернее, лес.

P.S. В отчете Министерства лесной промышленности Киргизской ССР за 1949 год чиновники жаловались на одно из лесных хозяйств республики. Для вырубки они отвели места, недоступные для промышленной заготовки: ущелья с отвесными скалами, узкие урочища, где нет автомобильных дорог и тому подобное. При нашем сегодняшнем отношении к проблеме сохранения леса, когда этим занимается лишь профильное ведомство с ограниченными средствами и полномочиями, возможно, через много лет наши леса останутся лишь в труднодоступных местах, где как раз невозможно промышленное производство.
Бизнес