16:52
USD 84.57
EUR 102.88
RUB 1.18
Общество

Госслужба: сова-трансформер

О мэрах без зарплаты, чиновниках-совах, «болячках» кыргызского госсектора и их «лечении» - в интервью с экспертом Динарой Миннигуловой.

Она приехала с оригинальными лекциями на Пятую международную школу, посвященную модернизации подготовки госслужащих: специально для тех, кто готовит будущих чиновников и собственно представителей госсектора Академия госуправления при президенте КР с Фондом Ханнса Зайделя организовала 5-дневное обучение, где участники делились опытом с коллегами из Казахстана и России, изучали передовые методики обучения, перенимали технологии проведения антикоррупционной экспертизы законодательства и организации государственной службы.

У Динары Миннигуловой внушительный послужной список: она заведует кафедрой предпринимательского и финансового права ГБОУ ВПО «Башкирская академия государственной службы и управления при президенте Республики Башкортостан», кандидат юридических наук, доцент, председатель Совета по проведению антикоррупционной экспертизы нормативно-правовых актов при Торгово-промышленной палате Башкортостана. А также судья Третейского суда при Торгово-промышленной палате Башкортостана и арбитражный заседатель Арбитражного суда Башкортостана. Так что проблемы государственной службы знает не только в теории, но и изнутри, на практике.

- Вы не в первый раз в Кыргызстане и наверняка можете дать оценку нашей госслужбе. Чем она «болеет»?

- К сожалению, я не пообщалась с большим числом госслужащих за это время, чтобы давать объективную оценку. Я, как ученый, привыкла делать выводы на научной основе, после анализа ситуации, а высказывать личное мнение не очень корректно. По словам тех, кого я услышала в летней школе, болезни таковы: во-первых, это недостаточный уровень образованности госслужащих для исполнения своих функциональных обязанностей, и в этой связи важно формировать качественный кадровый потенциал, адекватно реагирующий на потребности госуправления. Во-вторых, в настоящее время многие страны занимаются модернизацией государственной службы, и Кыргызстан не является исключением. У вас сейчас «транзитное» государство, и госслужба, соответственно, находится в транзитном состоянии. И, как мне кажется, сейчас нужно завершить формирование госслужбы, а не модернизировать ее! В-третьих, к настоящему моменту не определены стратегические задачи госслужбы как института в системе госуправления. Я вижу проблему неурегулированности между органами государственной власти. В-четвертых, в нормативно-правовом регулировании есть рассогласованность действий органов государственной власти - президента и правительства. Я имею в виду наличие правовых норм и конкуренцию между ними. Данными органами параллельно создаются документы, регулирующие один и тот же вопрос. Дублирующие документы не позволяют эффективно реализовывать нормы права.

Пятая проблема: несмотря на то, что государство принимает определенные меры, законодательно не установлено ключевое образовательное учреждение, которое бы занималось подготовкой и переподготовкой госслужащих, где бы эффективно обсуждались насущные потребности госслужбы на научной основе, предлагались обоснованные статистическими и иными данными концепции и стратегии. Например, у нас таким учреждением является Башкирская академия государственной службы и управления при президенте республики, у вас так можно использовать потенциал Академии государственного управления. Для чего требуется нормативное закрепление статуса АГУ КР как центрального вуза в отношении подготовки, переподготовки и повышения квалификации госслужащих.

- А как же глубокий реверанс, в который вы готовы были присесть перед творцами закона о госслужбе?

- Реверанс за то, что в законе о госслужбе обязанности государственных служащих идут перед их правами, что правильно. Это правильно, госслужащий реализует в своей деятельности государственные полномочия, поэтому он добросовестно осуществляет их, а затем уж реализует свои права, за что ему предоставляют особые социальные гарантии. В России структура закона о государственной гражданской службе иная, здесь права предшествуют обязанностям госслужащих, что определяет иную иерархию между этими правовыми категориями. Я искренне рада за вас, рада, что у вас готовится кодекс о госслужбе. И даже готова подключиться к этому увлекательному процессу.

- Но вернемся к «болячкам». Какой «рецепт» вы бы выписали?

- Я на все смотрю глазами юриста. Поэтому мои ответы, скорее, относятся к правовому регулированию госслужбы. Здесь необходимо, во-первых, концептуально определить, к сфере регулирования какой отрасли права отнести законодательство о госслужбе. Во-вторых, четко определить нормативные полномочия и принцип построения системы госвласти (я имею в виду централизацию или децентрализацию государственной и муниципальной власти). В условиях, когда упраздняют губернаторов, возникает вопрос: каким образом сигналы будут доходить от центра до периферии? И важно, чтобы они четко исполнялись. В-третьих, важно создать прозрачную информационную и прежде всего - справочно-правовую базу. Когда я готовилась к занятиям, было сложно найти документы по госслужбе, и в ходе проведения летней школы мы даже сделали предложение главе ГКС Нурханбеку Момуналиеву выкладывать на сайте все нормативно-правовые акты, подзаконные акты, должностные инструкции, чтобы любой мог получить актуальную информацию по роду деятельности службы. И все это должно быть унифицировано для комфортного поиска информации. Если развивать данное предложение, надо закрепить нормативным актом обязательное размещение ведомствами справочно-правовой информации по своей деятельности, за исключением той, что относится к государственной тайне. Иначе мы закладываем коррупционные схемы.

В-четвертых, у вас активное гражданское общество, люди не боятся высказываться против власти, реагировать на ее действия. Но это нужно направить в конструктивное русло: если высказываешься негативно, предложи альтернативу по улучшению ситуации. Для этого можно создать закон, который бы декларативно регулировал действия независимых экспертов, проводящих антикоррупционную экспертизу. Я уточняла: у вас такой экспертизой занимается только Минюст и, скорее всего, прокуратура. Если бы экспертное сообщество свои заключения в отношении нормативно-правовых актов направляло в Минюст, это обезопасило бы принятие нормативно-правовых актов от коррупционных схем.

- Как обстоит дело с госслужбой в Башкортостане? Много ли молодых и креативных, и каковы результаты их работы?

- Ситуация в Башкортостане соответствует ситуации в целом по России. Но Башкортостан и Кыргызстан близки отдельными этническими традициями, которые накладывают отпечаток на госслужбу. У нас развито землячество: при прочих равных условиях предпочтение порой отдают «своему». Я сама являюсь участницей конкурсных, аттестационных комиссий и могу судить об этом. Но в целом можно говорить об относительно объективном отборе. Думаю, и у вас тоже. Но избежать человеческого фактора невозможно, он всегда есть. И это хорошо.

- Почему?

- Создавая коллектив, руководитель, который является стратегом, видит, кто ему нужен для эффективной реализации планов. Да, у нас есть новая тенденция - переход к менеджеризму. Чтобы даже на муниципальном уровне назначать на руководящие должности не госслужащих, а нанимать зарекомендовавшего себя бизнесмена, к примеру, на место мэра, чтобы он управлял без зарплаты. Есть такая идея, но пока не обоснованная. Мое мнение: такой человек должен быть морально устойчивым к различным коррупционным «соблазнам». А идеального человека, увы, нет. Так что идея пока не реализовывается.

- Не означает ли это, что и потребности в госслужащих как таковых уже нет?

- Я не согласна. Для нас госслужащий олицетворяет государство. И если он не будет ограничен какими-то этическими требованиями (запретом на предпринимательство, публичную критику), это позволит коррупции пышно расцвести. Увольнения с ротациями не помогут: нельзя всех заменить.

Еще хочу сказать о таком: насколько я поняла, у вас в категории госслужащих значатся должности, которые непосредственно не относятся к госслужбе. Например, снабженцы. Их можно было бы вывести из разряда госслужащих - была бы экономия бюджетных средств. Возможно, министру выделять определенную сумму, и пусть он работает с этим бюджетом. Исходя из потребностей и целей госоргана, сам бы назначал зарплаты сотрудникам, определял расходы. Но необходимо с этого министра спросить: куда пошли деньги?

- Ну и напоследок самый легкий вопрос: у вас в презентации был любопытный образ: чиновник - это африканская сова. Вы считаете чиновников мудрыми или...?

- Ой, хороший вопрос, на самом деле самый сложный. Эта сова-трансформер показала разницу в отношениях наемного работника и работодателя, служащего и государства как нанимателя в случае нарушения прав наемного работника и госслужащего. Ассоциация сложилась из тех знаний о государстве как институте, который призван упорядочивать отношения в обществе, учитывая интересы меньшинства. На самом деле у меня есть еще одна любимая ассоциация - диджей, который по воле случая превращается в «дирижера жизни»: он отматывает «пленку», меняя обстоятельства и последствия для массы других людей. И делает это до тех пор, пока не докапывается до первопричин их поведения и удовлетворяет их потребности. После чего просто уходит. Казалось бы, посторонний образ. Но каждый госслужащий должен быть конфликтологом, психологом и медиатором одновременно, ведь он всегда работает в стрессовых условиях, и люди, обращающиеся к нему, тоже. Важно сделать так, чтобы запросы граждан были удовлетворены. И важно самому вовремя уйти в сторону.

Бизнес