11:02
USD 84.56
EUR 100.60
RUB 1.16
Большой тираж

Китай, Россия и проблема демократии, рассказывает

Libération (Франция). Распахивая двери, входит Адам Михник, сияя от счастья: «Михаил Сергеевич! Китайскому диссиденту дали Нобеля!». Михаил Горбачев невозмутим, он контролирует себя, ведь он дает пресс-конференцию, на него направлены 10 камер. Но от новости, принесенной польским диссидентом, его взгляд загорается. Кажется, перед его глазами прокручивается фильм: китайские студенты на площади Тяньаньмэнь, падение Берлинской стены, распад Советского Союза, Ельцин, Путин и постоянно повторяемая на протяжении двух десятилетий песня о его провале и успехах китайского переходного периода. Несмотря на сдержанность, Михаил Горбачев не скрывает чувства удовлетворения от политического реванша.

Любители проводить параллели между Китаем и Россией забывают о том, что «КНР жила при коммунизме 40 лет, тогда как РФ - 70, что Китай - наследник тысячелетней рыночной экономики, а Россия была феодальной сельскохозяйственной страной вплоть до середины XIX века, что китайцы были гораздо лучше русских подготовлены к интеграции в мировой рынок»; что «Китай уже пережил «культурную революцию», тогда как в России возрождался массовый террор, что китайское единство - реальный факт, тогда как советское было искусственным». Поэтому с политической точки зрения для Москвы избавление от коммунизма было более трудной задачей. Запад, привыкший использовать Китай в своей борьбе с Россией, поддержал Пекин в переходный период, но не сделал ничего, чтобы облегчить задачу Горбачеву. Американские и европейские компании предпочли китайскую диктатуру российской неизвестности, чтобы снизить производственные издержки, переведя сюда свои заводы, и во многом именно благодаря им произошло китайское чудо.

Только сейчас, спустя 20 лет, когда Дмитрий Медведев пытается найти средства на экономическую и политическую модернизацию своей страны в партнерстве с Европой, китайское руководство столкнулось с проблемой демократии. Это вызвано растущей пропастью между социальным расслоением в Китае и верностью политического режима однопартийной системе, а также ослаблением позиций договора, на котором держится нынешняя власть. После событий на площади Тяньаньмэнь в основе сосуществования власти и общества в Китае лежало постоянное улучшение уровня жизни в обмен на отказ от свободы. Такая договоренность практически бесперебойно работала вплоть до 2010 года, когда не вынесшие чрезмерной эксплуатации китайские рабочие из деревень взбунтовались, заставив власти пойти на уступки в вопросах оплаты труда. Впервые китайская конкурентоспособность оказалась под угрозой. Параллельно усиливается давление на Пекин в вопросе пересмотра курса юаня, потому что Западу надоел финансовый демпинг, угрожающий его промышленным предприятиям всеобщим банкротством.

http://inopressa.ru/article/14Oct2010/liberation/china2.html

Бизнес