20:43
USD 84.64
EUR 101.15
RUB 1.17
Большой тираж

Чью нишу заполнит Китай в Узбекистане? Вопросом задается

Deutsche Welle (Германия). Узбекистан развернул внешнеполитический вектор с «прозападного» на «прокитайский». Ташкент возлагает надежды на китайские инвестиции и кредиты. Примерно такова общая тональность СМИ в России и странах региона, освещавших итоги визита президента РУз Ислама Каримова в Пекин в августе 2014 года.

В ходе визита подписано более двух десятков соглашений на общую сумму около $6 миллиардов. Естественно, речь о китайских миллиардах для Ташкента.

Впрочем, российский эксперт по Центральной Азии Андрей Грозин считает, что геополитическое значение «поворота к Китаю» в СМИ преувеличено. «Есть версия, что КНР будет заполнять в Узбекистане российскую нишу, есть версия, что западную. Но самим китайцам пока важно услышать от Ислама Каримова четкие заверения по поводу готовности проводить четвертую ветку газопровода Узбекистан - КНР и строить железную дорогу Узбекистан - Кыргызстан - Китай», - говорит аналитик.

Кроме того, КНР беспокоится, что пограничные конфликты, которые возникают между центральноазиатскими республиками с пугающей периодичностью, нарушат ее стратегию экономического проникновения в регион, полагает Грозин. «Поэтому с Исламом Каримовым обсуждаются вопросы нормализации отношений Узбекистана с Кыргызстаном и Таджикистаном, - продолжает он. - Узбекская сторона ослабила транспортные ограничения в отношении РТ, в целом перед саммитом ШОС в Душанбе Ташкент демонстрирует более лояльное отношение к своим соседям».

В течение летних месяцев в Москве и столицах соседних с Узбекистаном государств с интересом наблюдали, даст ли руководство республики согласие на открытие военной базы США. Несмотря на то что официально и Ташкент, и Вашингтон отрицали такой план, наблюдатели указывали на неофициальные сообщения, что он есть. Частота визитов в республику высокопоставленных американских чиновников и военных лишь подогревала этот интерес. «Визит Ислама Каримова в КНР этот вопрос, как мне кажется, снял. Такой вывод можно сделать по тому, как узбекский лидер рапортовал председателю Китая Си Цзиньпину, что он будет поддерживать в регионе китайскую стратегию Великого Шелкового пути, в которую эта база США никак не укладывается. Пекину она там нужна еще меньше, чем Москве», - указывает Андрей Грозин.

В то же время эксперт не считает, что КНР готова сделать в региональной политике ставку на приоритетное «вхождение» в Узбекистан. Есть определенный интерес к природным ресурсам этой страны, золотодобыче, закупкам урана. «Но Китай пока лишь примеривается к этому потенциалу. Думаю, четвертая ветка газопровода и железная дорога во многом задуманы для «вхождения» туда в том же масштабе, как, например, в Кыргызстан. Другое дело, что РУз - это более чем 30-миллионный потребительский рынок для китайских товаров. Китайцы бьются и за гораздо более скромные масштабы», - говорит он.

По оценке Грозина, в Ташкенте опасения стать зависимыми от Пекина в результате открытия ворот перед его экономической экспансией не столь велики, как в Бишкеке или Астане, поскольку нет ни общей границы, ни такой многочисленной китайской диаспоры, как в Кыргызстане и Казахстане.

Источник в экономических кругах в Ташкенте скептически оценил перспективу оживления узбекской экономики после вливания в нее китайских миллиардов. «Узбекистан не успевает их осваивать, а ведь в 2013 году в ходе визита главы КНР в Ташкент получено $15 миллиардов, в 2012-м - более $5 миллиардов. Насколько мне известно, из тех денег более $10 миллиардов власти до сих пор не знают куда приткнуть, для них нет реальных проектов», - заявил специалист на условии анонимности.

http://www.dw.de/%D1%87%D1%8C%D1%8E-%D0%BD%D0%B8%D1%88%D1%83-%D0%B7%D0%B0%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%B8%D1%82-%D0%BA%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%B9-%D0%B2-%D1%83%D0%B7%D0%B1%D0%B5%D0%BA%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B5/a-17885835

Бизнес