20:42
USD 84.52
EUR 100.51
RUB 1.15
Большой тираж

Горный Бадахшан не хочет видеть президента Таджикистана, рассказывает

РИА «Новости» (Россия). По телевидению Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) выступил Толиб Айембеков, главный обвиняемый в убийстве таджикского генерала нацбезопасности Абдулло Назарова, совершенного 21 июля в пригороде Хорога, столицы ГБАО.

Айембеков зачитал текст с лежащего перед ним на столе листа бумаги. В нем сказано, что он и его братья «сложили оружие и сдались правоохранительным органам ради мира и спокойствия в республике». «Мы готовы отвечать перед законом, - подчеркнул он. - Пусть судебные органы в рамках законодательства решают, кто виновен, а кто нет».

Эти слова должны означать, что официальный Душанбе добился цели, ради которой послал трехтысячный экспедиционный корпус на Памир и начал там 24 июля вооруженную операцию, которую пришлось остановить через сутки.

Слишком много жертв принесено, чтобы обезвредить несколько человек, повинных в убийстве генерала. Только по официальным данным, потери правительственных сил составили 17 человек убитыми и 40 ранеными, ликвидировано 30 боевиков, а еще 40 задержано. Точное число погибших среди мирного населения неизвестно, местные жители говорят, - от 6 до 11 человек.

Однодневная война на Памире стала сильнейшим потрясением для бадахшанцев. Ничего подобного - тяжелой военной техники, вертолетов - они не видели даже во время гражданской войны 1990-х.

Переговоры полевых командиров с правительственными представителями закончились обещанием: как только виновные в убийстве генерала Назарова сдадутся, а боевики сдадут оружие, войска будут выведены из Хорога.

Оружие как будто сдали. Таджикское телевидение в деталях показывало арсеналы автоматов, гранат, патронов и разного военного снаряжения, что несли на пункты сбора. Злые языки, впрочем, утверждали: сдавали ровно то, что отнимали днями раньше у необстрелянных солдат-новобранцев, посланных правительством на усмирение памирцев. И впрямь, мало кто поверит, что горцы оставят себя безоружными... Но факт есть факт, власти нужны свидетельства, что непокорный регион готов выполнять ее распоряжения, и памирцы эти свидетельства предоставили.

Оставалось достать полевых командиров. Это было делом чести для власти, несмотря на то, что эти командиры, неформальные хозяева ГБАО, контрабандисты и наркобароны, еще недавно замечательно ладили с центральной властью в Душанбе, состояли у нее на службе, получали офицерские звания и даже солидные денежные кредиты, чтобы заниматься бизнесом. И все было бы хорошо, но вот беда: начальник областного управления национальной безопасности, тот самый, ныне покойный генерал Назаров, будучи главным посредником между центральной властью и неформальными лидерами ГБАО, повел себя не «по понятиям». Вот и произошло непоправимое...

Так все случившееся объясняли власти и народу сами полевые командиры. Их в Бадахшане, как мушкетеров, четверо - Имомназар Имомназаров, Едгор Мамадасламов, Мамадбокир Мамадбокиров и Толиб Айембеков. И как у Дюма, они умеют не только сражаться, но и договариваться так, чтобы сохранить лицо и себе, и партнеру, в данном случае, правительству.

Толиб Айембеков, к примеру, получив ранение во время июльских столкновений, лечился в последние недели в больнице, находясь практически под домашним арестом, раздавая оттуда интервью с обещаниями сотрудничать с властью. Можно было ожидать, что впереди не только выздоровление, но и, на определенных условиях, амнистия. Но поскольку формально о его поимке либо добровольной сдаче - второго условия вывода войск (сдача оружия состоялась) - власти еще не объявляли, с обещанием демилитаризации ГБАО можно было не спешить. Но тут, в полном соответствии с драматургическим завещанием Чехова, ружье, повешенное на стене в первом акте, в третьем акте выстрелило.

В пятницу 10 августа на выезде из Хорога постовой правительственных войск расстрелял из автомата проезжавшую машину, водитель которой не среагировал на его свисток. Двое сидевших в ней молодых людей, случайных пассажиров, были убиты, еще одна женщина, сидевшая рядом с ними, ранена. На следующий день с утра на центральную площадь города стали собираться местные жители. Они хотели получить от властей ответ, сколько еще в их городе будут хозяйничать присланные издалека солдаты, убивающие их детей.

Когда собралось несколько тысяч человек, на площади появились руководители города, области и чиновники из Душанбе. Они стали успокаивать людей, пообещав наказать виновных в расстреле на дороге. Рассказали, что идут переговоры с Толибом Айембековым, которые скоро должны закончиться, а подозреваемые в убийстве генерала Назарова сдались властям.

Митинг получился нервный, дошло до требований выдать на суд народа тех, кто стрелял по их соседям. Люди разошлись только после того, как было обещано в течение трех дней вывести несколько сотен правительственных солдат из Хорога.

Срок истекает 14 августа. Если данное властями обещание не выполнят, новые лидеры, выдвинутые горожанами, обещают начать акции гражданского неповиновения и выдвинуть новые, уже политические, требования. И вот тут-то власти понадобились новые козыри, чтобы сбить нарастающую волну сопротивления памирцев, происхождение которой не имело ничего общего с руководящей ролью местных «авторитетов» и полевых командиров. Но отсутствия этой связи в Душанбе, похоже, не заметили. Вероятно, поэтому и решено показать памирцам по телевидению Айембекова с его заявлениями о готовности сдаться (неважно, что запоздалыми). Не забыл полевой командир сказать нужное и в адрес Его Величества президента Таджикистана. «Из года в год, благодаря мудрой политике главы государства, повышается благосостояние жителей области», без запинки прочел «авторитетный» мушкетер волшебные слова.

Однако на хорогцев это уже вряд ли произведет впечатление. 14 августа они будут ждать другого, более важного для них известия...

Характерно, что в прочитанном Айембековым тексте не было слов о приезде в Хорог президента Рахмона. Его появление там ожидалось 20 августа, когда должно праздноваться 80-летие образование ГБАО. Однако пару дней назад появились слухи о готовящемся покушении на главу государства во время его пребывания на Памире. Разумеется, со ссылкой на «осведомленные источники» сообщалось, что за этим стоят «враги Таджикистана». Под «врагами» в Таджикистане принято подразумевать «определенные круги» в Узбекистане, России, Иране и Афганистане. В Душанбе отнеслись к этому серьезно. Юбилейный вояж г-на Рахмона отменили, и объявили, что в начале третьей декады августа его ждут в Туркмении.

Как считают в самом Хороге, это решение здравое. Не до праздников им сейчас. Рассказывают, что памирцы даже отказываются от гуманитарной помощи, муки, которую им шлет правительство. Она, говорят, «на крови».

http://www.ria.ru/analytics/20120814/723298868.html#ixzz23Zt9T0R5

Бизнес