02:57
+5
USD 69.11
EUR 72.58
RUB 1.20
Здоровье

ВИЧ+. Я один из вас

Как вы относитесь к ВИЧ-инфицированным? Не задумывались?

А директор ОО «Социум» Батма Эстебесова знает об их положении не понаслышке. «Ни один человек в нашей стране не откроет свой статус. В обществе не приемлют присутствие ВИЧ-инфицированных, боятся с ними идти в бассейн, садиться за стол, жить и работать вместе. И такое отношение везде и повсюду. Хотя ВИЧ не передается таким путем», - говорит она.

«Эта стигма сказывается не только на самих ВИЧ-инфицированных, но и на нас, людях, которые работают с ними, - признается женщина. - Неправительственные организации выгоняют из одного офиса в другой: нас не хотят видеть по соседству, потому что к нам приходят люди не очень респектабельные, как им кажется».

«Не мог спать, изолировался от друзей и семьи»

Алмаз Айтурганов (имя изменено) – один из ВИЧ-инфицированных. Он рассказал корреспонденту ИА «24.kg» о том, как изменилась его жизнь:

«Мне 39. Я до сих пор не женат, и у меня нет детей. А мои ровесники скоро станут дедушками, такие взрослые у них дети. Я тоже хотел жениться, строил планы, но жизнь устроила все по-другому.

  • По профессии - закройщик, много лет назад у меня был швейный цех, в подчинении имел более 30 человек. А потом уехал в Турцию на заработки, оставив все на своих родных. Три года работал помощником менеджера в отеле для русских туристов. Неплохо зарабатывал, но чего-то не хватало… Личного чего-то.

Было много денег. И, наверное, попал не в то окружение: я стал наркоманом. В нашей «бригаде», как я называю своих друзей, все были спортсмены, только я один начал колоться. Спасибо ребятам за то, что много раз меня вытаскивали, чуть ли не в спортзале меня закрывали, чтобы уберечь от этой дряни… Чуть больше года назад я попал в больницу на реабилитацию, куда планово приехали сотрудники городского центра по борьбе со СПИДом, взяли кровь на анализы. Результат оказался положительным. Сделали анализ повторно.

Те несколько дней, проведенные в ожидании результатов, не мог спать. Никогда не забуду, как мне сказали о диагнозе. Сразу растерялся, не знал, что делать.

Первые два месяца думал, что жизнь закончена, закрылся в своей комнате, изолировался от всех друзей и знакомых. Родным сказал, что у меня проблемы с печенью и что мне нужна отдельная посуда. Боялся, что они заразятся. Родители - пожилые, пенсионеры, не хотел их травмировать. Только позже я узнал, что вирус бытовым путем не передается. Порой возникали дурные мысли, но я тормозил себя. Психолог здорово помог мне справиться с переживаниями.

Своей девушке я ничего тогда не сказал, просто ушел: в ней-то я, может, и был уверен, но ее родные никогда бы не поняли. Устроил все так, как будто я виноват в нашем расставании. Я и на самом деле был виноват.

Из родных о случившемся знает только старшая сестра, она меня сильно поддержала морально. Друзьям о своем статусе я сказать не могу: наше общество еще не готово. Люди не знают разницы между ВИЧ и СПИДом, не знают, что у ВИЧ-положительных партнеров могут родиться абсолютно здоровые дети.

С ВИЧ можно жить

Сейчас я работаю в общественном фонде с такими же, как я, людьми. Хочу поддержать тех, кто сталкивается с аналогичной ситуацией. Важно, чтобы человек не остался один со своей проблемой, не лишился медицинской помощи.

Теперь я знаю: с ВИЧ можно жить и бороться. Несколько раз в месяц мы собираемся в группы, делимся мыслями. Мне бы хотелось, чтобы больше людей знали о проблеме. Раз уж себя не уберег, предупрежу молодежь.

Просто каждый думает, что это его никогда не коснется. Хорошо, что у нас есть неправительственный сектор, иначе бы люди остались изолированными. Я не говорю, что государство не работает, просто финансирования не хватает.

Сейчас я жалею только о том, что раньше не встретил спутницу жизни. Очень хочу семью».

Распространение ВИЧ – актуальная проблема для КР

По данным Минздрава, на 1 ноября 2016 года в Кыргызстане официально зарегистрировано 6 тысяч 983 ВИЧ-инфицированных граждан, в том числе более 500 детей.

  • По оценкам же экспертов, предположительное число лиц, живущих с ВИЧ (ЛЖВ), в республике достигает 8,1 тысячи. То есть более тысячи человек не знают о том, что у них есть ВИЧ, ведь инфекция не проявляется особенными признаками или симптомами. Внешне здоровый человек может иметь вирус.

Лекарственные препараты пациенты получают бесплатно. Препараты пока закупаются на средства Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. Антиретровирусную терапию на 1 ноября 2016 года получают 2 тысячи 574 ЛЖВ, в том числе 412 детей.

Вспышки внутрибольничного заражения в южных регионах республики, напомним, были в 2007 году.

Но дети когда-нибудь спросят со взрослых

«Когда мы говорим о ВИЧ/СПИДе, то разделяем лиц на различные категории – наркопотребители, работники коммерческого секса, - отмечает руководитель Ассоциации «Единство людей, живущих с ВИЧ» Бурул Исаева. - В этом контексте мне хотелось бы сказать, что все время забывают детей, которые были заражены в медицинских учреждениях и у которых оба родителя здоровые. Это поколение подрастает. Интересно, в какую категорию записывают этих детей? Ни в какую».

«Сколько таких детей? Не скажу точно. Но цифра немалая – более 400. Сегодня только чуть более 70 из них открыли их статус. Они знают, что такое ВИЧ, что за таблетки принимают и как важно не прерывать лечение. И в этом плане недостаточно работы. Детям сказать – сказали, а продолжения работы нет, потому что нет финансирования», - говорит она.

«При открытии статуса обязательно обговаривается один момент. Ведь не исключено, что дети захотят поделиться своей историей с другом/подругой. Тут не то, что нельзя палку перегнуть, а словом ошибиться нельзя, - подчеркивает Бурул Исаева. - Прежде чем кому-то сказать, детям рекомендуют посоветоваться с мамой, серьезно подумать. Но когда открывают статус, больше переживают родители, чем дети. Самому старшему «ребенку» уже 21 год. Это взрослый юноша, студент. Очень много ВИЧ-позитивных детей в возрасте 6-12 лет».

ВИЧ не приговор

Бурул Исаева тоже считает, что дискриминация в отношении ВИЧ-положительных в нашей стране продолжается: «Это чувствуется как в медицинских учреждениях, так и в обыденной жизни».

«Но сегодня мы говорим о том, что ВИЧ-инфекция – это обычное заболевание. Просто обществу нужно посмотреть на эту проблему немного с другого ракурса. Не надо слушать ту старую страшилку, когда говорилось, что «это чума», нечто страшное. Сейчас существует АРВ-терапия, которая поддерживает людей, живущих с ВИЧ, дает им возможность нормально и полноценно жить. Эти люди могут завести детей. В 90 процентах случаях рождаются здоровые детки, потому что мама, если имеет ВИЧ, принимает АРВ-препараты», - говорит она.

«ВИЧ не приговор, - подчеркивает Батма Эстебесова. – Важно узнать об этом вовремя, пройти тестирование и работать ради того, чтобы не было эпидемии в стране».

Бизнес