19:30
+25
USD 67.47
EUR 72.32
RUB 1.20
Перекресток

Зачем вновь кроить Конституцию?

И все-таки Конституцию отправляют под нож. Лидеры парламентских фракций решили продолжить начатое предшественниками дело и внести поправки в Основной закон. Хотя в 2010 году на референдуме и введен мораторий на его редактирование до 2020-го. Проект изменений уже выставлен на общественное обсуждение. Отмечается, что поправки затронут правительство и судебную систему. Референдум может состояться осенью. ИА «24.kg» решило обратиться к респондентам с вопросом, чем вызвана необходимость кромсать Конституцию, не дожидаясь снятия запрета.

Зайнидин Курманов, профессор, доктор исторических наук:

- Всегда Конституция менялась исключительно для того, чтобы высшие руководители страны либо сохранили власть, либо продлили ее срок. Пока Основной закон, подразумевающий собой общественный договор о том, как нам надо жить и по каким правилам, будет писаться под определенное лицо или группу политиков, ничего хорошего не будет. В Аргентине за время правления военной хунты приняли 186 Конституций. Каждая под своего генерала, и что в итоге? А в той же Америке одна Конституция писалась 12 лет. Ее составляли выдающиеся юристы Томас Джефферсон и Авраам Линкольн. Там все продумали до мелочей, и она существует два с лишним столетия и не требует поправок. А мы следуем примеру африканских и латиноамериканских государств. Берем худшее. Поймите правильно, я не фанат действующей редакции. Она создана в спешке. Но я бы не стал сейчас вносить на скорую руку непродуманные изменения, чтобы потом опять заниматься перекройкой. Лучше бы ведущие юристы, историки, философы выработали за оставшиеся три года до снятия моратория приемлемый проект Основного закона, отвечающий нашим национальным интересам и устраивающий все группы, и приняли бы его в 2020 году. А то, что предлагается сейчас, очень скороспело и не нужно. Зачем, к примеру, избирать спикера постоянно? У нас не парламентская республика, это очевидно, и торага имеет власть церемониальную, а не эффективную, в отличие от президента или премьер-министра. Это для примера. Еще раз повторю: ничего путного из очередной так называемой конституционной реформы не выйдет.

Чолпон Джакупова, депутат от фракции «Бир Бол»:

- Предложенный проект поправок противоречивый и нарушает баланс между ветвями власти. Ослабляется роль парламента, а роль президента и правительства усиливается. Вообще, еще на стадии внесения инициативы нарушаются все процедуры. Во-первых, не представлен полный перечень авторов. Хотя должны быть озвучены все фамилии, а не только пять человек, а остальные под безликим «и др.». Во-вторых, как авторы предполагают уложиться по срокам до октября? Проект натянутый, нет заключения Конституционной палаты. У меня складывается впечатление, что писал эти изменения кто угодно, но только не юрист. 

Рита Карасартова, эксперт:

- Есть афоризм, который как никогда лучше подходит к этой инициативе: «Чтобы она была еще хуже, Конституцию постоянно следует улучшать». Это и происходило с нами, и очень жаль, что президент не хочет остаться в истории Кыргызстана лидером, не посягнувшим на Основной закон страны. Не хочу говорить о поправках, потому что они глупы и смешны, поэтому мы не должны довести дело до референдума. В 2010 году составлен общественный договор не менять Конституцию до 2020-го. Осталось три года, которые мы можем направить на общественные дискуссии по поводу поправок, и какие именно поправки приведут к развитию государства и общества.

Азамат Аттокуров, эксперт:

- Сокращается, я бы даже сказал нивелируется институт правосудия. Теперь судей можно снять решением дисциплинарной комиссии. Судьи обязаны отказаться от тайны переписок и переговоров. У премьера, наоборот, расширяются полномочия. Он может снимать министров по согласованию с фракциями. То есть срочно потребовалось расширение полномочий премьера и сокращение полномочий судебной ветви власти. Судьи становятся еще более зависимыми от президента и парламента. Плебисцит этот нужен правящей элите.

Феликс Кулов, экс-депутат пятого созыва:

- Проводить референдум в октябре можно, но я не поддерживаю содержание выносимого на обсуждение проекта поправок в Конституцию. В частности, мне не нравится, что в изменениях нет нормы, предусматривающей, что президент не должен быть партийным. То есть как только тот или иной политик занимает самый высокий политический пост в стране, он должен сдать партбилет и не поддерживать ни прямо, ни косвенно ни одну из фракций в Жогорку Кенеше. Также мне непонятно, зачем оставлять мандат за депутатом, который становится членом правительства? Тут конфликт интересов. Хорошо, что убрали вариант с выведением Конституционной палаты из судебной системы. Это противоречивое новшество.

Я не могу ничего комментировать по срокам. Конечно, можно подождать и до весны. Но тут, думаю, все зависит от того, как скоро разработчики получают заключение Венецианской комиссии. Главное - соблюсти баланс сдержек и противовесов и дождаться резолюции международных правоведов.

Григорий Михайлов, эксперт:

- Внесение изменений в Основной закон связано с транзитом власти, запланированным на 2017 год. Нынешний глава страны, вероятно, хочет, чтобы изменения в Конституцию проходили по его инициативе и под его контролем. Сейчас, пока Алмазбек Атамбаев держит в своих руках власть, он может реализовать задумки. После ухода с поста президента это будет сделать ощутимо сложнее.

Изменения в Конституцию не только политический шаг, направленный на перераспределение полномочий между ветвями власти. Отчасти это еще и один из прощальных подарков, которые хотел бы после себя оставить на память Кыргызстану президент. Большие массы народа на протесты против внесения изменений в Конституцию вывести невозможно. Обывателям эта тема абсолютно неинтересна. Что касается элитных группировок, которые были непосредственно причастны к предыдущим двум насильственным сменам власти в стране, то их волнует не Конституция, а неформальные схемы взаимодействия. Конституция в нашей стране имеет во многом рамочный и символический характер. Реальные взаимоотношения между «центрами сил» обеспечивают иные договоренности, чаще всего неофициального рода. Предыдущая редакция Конституции, казалось бы, всерьез изменила баланс полномочий между ветвями власти, усилив парламент. По бумаге так. Но как это сказалось на жизни страны в реальности?

Стали в Кыргызстане меньше воровать? Стали чиновники брать на себя ответственность за неудачи? Официальные правила игры изменились, но поскольку взаимодействие регулируется иными документами, все осталось по-прежнему. Реальная проблема Кыргызстана не в Конституции. Поэтому изменения, если рассматривать их с точки зрения судьбы государства, я бы расценивал как символический, показательный характер и не более. Судьба государства не изменится, пока не изменятся теневые, «неофициальные правила игры».

Кайрат Осмоналиев, доктор юридических наук, профессор:

- В части второй статьи 114 Конституции есть запрет на внесение изменений в третью и восьмую главу Конституции до 1 сентября 2020 года через референдум, инициируемый 300 тысячами избирателей, а также на внесение поправок через парламент. Но запрета на референдум, инициируемый депутатами ЖК КР, нет. Поэтому инициатива нескольких фракций вполне в правовом поле.

Предлагаемые изменения только придадут дополнительный импульс общественно-политическому развитию страны и укрепят устойчивость государства, в чем и заключается предназначение Конституции как главного закона страны. Относительно введения нормы о «высших ценностях» здесь, образно говоря, «каши маслом не испортишь», в конституциях многих зарубежных государств такие нормы есть, так как там Конституция нередко воспринимается как своеобразная Библия. По поправкам в Конституцию можно изучать историю того или иного государства, так как они принимаются в определенные моменты развития государства и общества, фиксируют сложившиеся умонастроения и идеологическую подоплеку. Относительно поправок о том, что уточняется понятие брачного союза как заключаемого только между мужчиной и женщиной, это делается, чтобы избежать демонстраций ЛГБТ с требованиями регистрации их браков. Это, как сказал президент, одна из возможных «мин», которую могут «взорвать» представители сексуальных меньшинств, опираясь на действующую редакцию нормы Конституции о семье, требуя соблюдения их прав на брачные союзы, как это происходит в некоторых странах Запада. Блок поправок, направленных на усиление вертикали власти, на мой взгляд, вполне обоснован. Нам нужно стабильное, профессиональное и ответственное правительство. Акимов необходимо назначать и спрашивать с них по полной. Нынешняя система предполагает интриги и безответственность за редким исключением.

Обоснованным выглядит и предложение о том, что спикер покидает пост, когда разваливается коалиция большинства. Это усиливает ответственность главы законодательной власти. Относительно введения ограничения конституционных прав на тайну личной жизни для судей - вопрос требует обсуждения. Хотя идею, наверное, и поддержит электорат, но вопрос остается открытым, ведь основной принцип правосудия - независимость. Будучи под «колпаком» спецслужб, трудно выносить объективные решения. Я бы предложил и другие поправки в Конституцию, например, введение мажоритарной системы выборов 50х50 наряду с партийной системой. Так сделали недавно в России, с которой у нас любят брать пример наши законотворцы. Но это другая тема. Главное, чтобы поправки в Конституцию прошли надлежащее общественное обсуждение и получили положительную экспертную оценку, в том числе и на соответствие международным стандартам.

Аркадий Дубнов, эксперт по Центральной Азии:

- Инициирование референдума выглядит идеей общегосударственного масштаба, которая в условиях Кыргызстана может исходить только от президента, полномочия которого истекают меньше чем через полтора года. Учитывая, что Алмазбек Атамбаев не может баллотироваться на второй срок, логично предположить, что затея с внесением поправок в Конституцию, которую обещали не менять до 2020 года, в интересах президента, стремящегося обеспечить себе контроль над ситуацией в стране после ухода. Но даже если глава КР заявит, что не собирается занимать пост премьера, все равно трудно будет объяснить стране и миру, чем вызвано столь очевидное нарушение обещания не трогать Конституцию.

На мой взгляд, должны быть какие-то чрезвычайные обстоятельства, угрожающие стабильности и безопасности страны, которыми власть должна объяснить свои действия. Иначе эти меры могут подорвать доверие к власти, поскольку будут рассматриваться как средство замораживания персонифицированного режима, олицетворяемого президентом, что, впрочем, вполне соответствует тренду, давно принятому в Кремле по отношению к Путину.

И здесь не было б проблемы, если бы Алмазбек Атамбаев постоянно не подчеркивал, что Кыргызстан представляет пример принципиально неавтократического режима, отличного от соседних стран и даже России. 

Бизнес