18:06
+6
USD 69.14
EUR 74.49
RUB 1.20
Перекресток

Молодежь. Потерянное поколение?

Накануне на круглом столе в Бишкеке обсудили вопросы безопасности в Кыргызстане. Отмечено, что наиболее уязвимой демографической группой, подвергающейся агрессивной пропаганде мировоззренческих аспектов, противоречащих традиционным ценностям, является молодежь и в первую очередь студенчество. 

«Сплошной подрыв национальных ценностей молодого поколения республики, в том числе религиозных, может обернуться катастрофическими последствиями для всего народа и государства в целом», - отметила эксперт Наргиза Алапаева.

В какое русло нужно направить молодежь с пользой для государства? На этот вопрос ответили респонденты ИА «24.kg».

Табылды Акеров, политолог:

- Сегодня государство слабее занимается молодежной политикой, чем раньше. В период бывшего президента Акаева была какая-то направленность, программы, «Кадры XXI века», допустим. Это воодушевляло молодежь, давало импульс, ей показывали перспективу – куда двигаться, получать образование, постоянно совершенствоваться. Но сегодня мы не наблюдаем каких-либо программ, хотя у нас было целое министерство по делам молодежи. Безынициативное. Не было молодых людей с новыми идеями. Это был просто структурный институт лишь для того, чтобы после 7 апреля отвлечь молодежь, которая предъявляла жесткие требования. К примеру, принять Закон о люстрации.

- Какие шаги нужно предпринять сегодня?

- Начать все заново, распустить парламент, пригласить в политику инициативных людей, которые помогли бы стране продвинуться вперед. Надо набрать команду, которая сможет преобразовать полностью все общество, как это сделали, к примеру, в Грузии. Пока безынициативная политическая элита сидит у власти, решать проблемы молодежи невозможно.

Эрик Ирискулбеков, юрист:

- Нужно действовать в зависимости от возраста. Если это школьники, то исходя из их интересов. Чем обычно заняты ребята после школы? Хотят получить достойное образование, соответственно, надо отвечать их потребностям. После окончания вуза люди хотят устроиться на достойную, хорошо оплачиваемую работу. Если человек уже состоялся как специалист и у него есть какие-то амбиции показать себя перед общественностью и государством, то нужно создать условия.

Нужно работать в школах и вузах, заниматься политическим образованием молодых людей, делать их более активными, вовлекать в общественные мероприятия. Сейчас все эти социальные связи разорваны даже на уровне школы. Ученики не отождествляют себя как часть общества, живут обособленно - что школьники, что студенты, да и некоторые горожане тоже. Нет единства общественного. Думаю, если бы небольшие группы, сообщества объединялись едиными целями - моральными, нравственными, какими-то государственными интересами, мы бы добились намного больше. У нас общество стало как бы фрагментарным. А это является препятствием для его же развития.

Марс Сариев, политолог:

- Молодежь упущена. Ее можно воспитывать только начиная с детского сада. После семи лет – уже бесполезно. Поэтому здесь нужен комплексный подход. В Советском Союзе была сильная педагогическая практика. И сегодня, начиная с детсада, надо вести граждан через молодежные организации. Но у нас это, к сожалению, нереально из-за финансового положения. Невозможно отвоевать молодежь от соцсетей, от влияния религиозных факторов. Я очень пессимистичен в этом плане. Верю только в системный подход, начиная с пеленок.

Сахира Назарова, жительница Оша:

- Я думаю, что молодым людям надо предоставлять возможность получать разностороннюю информацию, чтобы они сами анализировали и выбирали, что является правдивым, а что - ложным.

- Доступ к Интернету и разносторонней информации у граждан есть, но проблема в том, что человек не всегда может выбрать правильное.

- Нужно учить навыкам анализа, такие навыки нужно давать в школе. Сейчас же детей учат только писать и читать, надо больше работать над умением сравнивать и размышлять.

Айнура Арзыматова, доктор исторических наук:

- Понятно, что молодежь надо направлять в созидательное русло. У нас молодые люди сейчас, не скажу, что в растерянности, но пока они не объяты вниманием государства в должной мере. Нынешняя молодежь выросла после 1990-х годов, в условиях последствий краха Советского Союза. Около 80 процентов молодежи проживает в сельских регионах, где очень низкий жизненный уровень. Многие - дети мигрантов, у которых родители за границей, предоставленные сами себе. Молодежь апатичная, у нее низкий уровень культуры, образования, низкий профессиональный уровень.

Государство же до сих пор никак не может выработать госполитику в этой области, адресованную подрастающему поколению. А эту нишу, которую государство пока еще мало контролирует, заполняют религиозные экстремистские организации. Сейчас идет широкомасштабное наступление религиозного мировоззрения. Открываются мусульманские детсады. Это надо запретить. Государство должно взяться за эти вещи твердой рукой. В Кара-Балте работает летний лагерь для мусульманских детей, где собрано три тысячи ребят со всей республики. Куда это годится?

У нас семимильными шагами идет исламизация молодежи, девушки начинают носить хиджабы, парни отпускают бороды. В Джалал-Абаде был случай, две девушки в хиджабах не встали при исполнении гимна Кыргызстана. На вопрос учителя они ответили: «Наш имам в мечети сказал, что этого в Коране нет, поэтому мы вставать не будем». А многие молодые люди на вопрос о своей национальности отвечают: «Я мусульманин». О чем это говорит? О том, что мы можем потерять свое поколение.

- И что же нужно сделать?

- У нас принимаются государственные программы, но они декларативные: надо сделать это, то, другое. А механизмов реализации нет. И это я не говорю об отдаленных регионах, где дети сами себе предоставлены. Было Министерство молодежи, но оно не смогло выполнить свою роль, поэтому его упразднили. Сейчас молодежная политика разбросана по разным министерствам. Мы не видим результата государственной политики по воспитанию и развитию подрастающего поколения. При этом около 15 процентов молодых людей у нас хорошие, но это же мизер!.. Основа всего – это экономика. Без экономики, без улучшения жизненных условий народа, без укрепления института семьи ситуацию не изменишь.

Бакыт Эгембердиев, заместитель директора Госагентства по делам молодежи, физической культуры и спорта:

- Этот вопрос становится все более актуальным. Правительство должно утвердить Стратегию развития молодежной политики на 2016-2020 годы. После этого будет создана рабочая группа из числа экспертов, и в течение первого полугодия 2017-го мы попытаемся разработать идеологию воспитания молодежи. Когда человек стоит перед выбором, когда ему предлагают разного рода ценности, у него должен быть ориентир. Идеология должна разрабатываться с учетом государственных интересов, особенностей страны, исторических ценностей, с учетом многообразия, многонациональности и многоконфессиональности.

Идеология будет включать виды руководства, тренинги и семинары, которые должны проводиться, начиная с дошкольных учреждений. Мы проверили детсады – у них нет единой системы, все по-разному воспитывают. Есть садики, где запрещается говорить на русском и кыргызском языках, там говорят только на иностранных (английском, немецком, арабском или турецком). В итоге, когда дети идут в общеобразовательные школы, возникает конфликт. Школы тоже разношерстные, в плане идеологии и воспитания молодежи у них нет государственного стержня, той основы, на какие ценности должны опираться учителя. Попытаемся все это прописать.

Сейчас около восьми групп молодежи, которые находятся друг с другом в потенциально конфликтной ситуации. Отдельная группа – религиозная молодежь, среди которой есть близкие к радикализму, есть националисты, которые против ислама и против всего нового, консерваторы, за основу религии они хотят принять тенгрианство. Есть группа молодых людей, ориентированная на Запад, которая против ислама, кыргызских традиций и всего традиционного устоя в нашем обществе. Еще есть турецко-, российскоориентированная молодежь и прокитайская.

- Удастся вам решить поставленные задачи, учитывая все эти сложности?

- Будут задействованы и другие госорганы, как минимум шесть министерств, общественность, СМИ. Есть опыт. Возьмем по одной модели от Европы, СНГ, Азии и создадим свою методику работы.

- Выходит, что эта работа делается уже с опозданием?

- Да, надо признать. Я 18 лет работаю с молодежью. Еще около десяти лет назад мы били тревогу: необходимо начать такую работу. Но тогда была другая политика: не надо работать с молодыми, просто нужно дать им максимальную свободу и выбор. В итоге – они выбирают не всегда правильные вещи. Поэтому хорошо, что сейчас правительство, депутаты и президент поддерживают необходимость принятия программы. 

Бизнес