09:48
+5
USD 68.86
EUR 74.36
RUB 1.20
Перекресток

Как реанимировать энергетику?

Энергетическая система Кыргызстана давно нуждается в модернизации. Средств на это у государства нет. Другое дело, что отрасль должна быть локомотивом экономики и сама зарабатывать. Чтобы так и было, на базе Министерства энергетики создали Национальную энергетическую холдинговую компанию. А вот депутаты парламента, в частности, фракция «Ата Мекен», предлагают изменить закон об энергетике.

Действительно ли новые законы помогут ожить энергетической отрасли? Об этом ИА «24.kg» поговорило с экспертами.

Зульфия Марат, эксперт по энергетике:

- Весь «дьявол» нового законопроекта в одном термине. Статья 3 гласит, что национальная электрическая сеть – совокупность линий электропередачи, подстанций и распределительных устройств напряжением 35 кВ и выше не подлежат приватизации. Что это означает? Собственникам 17 частных посреднических компаний по перепродаже электроэнергии уже мало тех сетей, которые они контролируют. Они хотят приватизировать все низковольтное сетевое хозяйство, которое создавалось трудами тысяч и тысяч советских энергетиков.

Только по ОАО «Северэлектро» - это не менее 7,3 тысячи километров сетей 10 кВ, не менее 550 километров сетей 6 кВ и не менее 10 тысяч 970 километров сетей 0,4 кВ. И это предлагают отдать, скорее всего, в той или иной форме частникам. Именно эти низковольтные сети идут к квартирам и домам обычных граждан, предприятиям малого и среднего бизнеса. Именно эти категории и составляют основную базу доходов госраспредкомпаний в КР. И именно эти категории станут по «текебаевскому» законопроекту заложниками нового субъекта энергетики – электросбытовых компаний, которые могут менять тарифы в любой день недели (документ не регулирует этот вопрос).

Калый Рахимов, эксперт-энергетик:

- Я думаю, что ничем страшным новый законопроект не грозит. Но эффект его в том, что дается больше возможностей частным фирмам покупать и продавать электроэнергию. У них потерь меньше (4-5 процентов). Они капиталистически подходят к процессу, лишнее не тратят, полностью собирают деньги, экономят. А в государственных компаниях электроэнергия, получается, никому не принадлежит. Вроде они принадлежат государству, но форма правления частная. В итоге электроэнергию расходуют неэкономно, потери около 15 процентов. В этом отношении новый закон нужен. Он увеличит права частных компаний покупать и продавать электроэнергию.

Предполагается, что с принятием закона все будет в порядке, придут инвесторы, начнут вкладывать деньги, увеличивать производство электроэнергии, по дешевым тарифам продавать населению, а по дорогим – за рубеж. Но на это закон, конечно, мало повлияет. Тарифы у нас очень низкие, и инвестор сразу начинает считать: если я затрачу столько-то миллионов, то за сколько лет это окупится по такому тарифу. И получается срок чуть ли не 30-40 лет, а на это инвесторы не пойдут. Чехи обещают большое число малых ГЭС построить. Дай Бог, чтобы сделали, потому что есть сомнения. Начнут считать, когда они получат деньги обратно, да еще и с процентами, могут и заколебаться. Надо постепенно повышать тариф, ежегодно процентов на 10-15. А у нас то парламент избирают, то президента, а в это время нельзя тарифы повышать. Десять лет один и тот же тариф стоит, а все дорожает, инфляция, доллар растет.

- Достигнет ли закон своей цели? Может, можно было бы проблемы решить и с помощью имеющихся документов?

- Эффект будет, если частные фирмы возьмут на себя роль распредкомпаний. Они будут лучше работать, потому что хотят получить прибыль. А наши распредкомпании, то ли частные, то ли государственные, не заинтересованы в ней. Зарплата все равно не зависит от прибыли. В них сохраняется социалистический принцип работы. В свое время «Кыргызэнерго» расформировали, чтобы сделать распределительные компании частными, но их никто не купил. «Северэлектро» выставляли на продажу, но не нашлось желающих. Тогда его забрал Максим Бакиев, но стал резко повышать тарифы, народ остался недоволен, случилась революция. Сейчас не стоит опасаться, что если частники купят распредкомпании, то тарифы повысятся. Такого не будет. В законе четко прописано, что тарифную политику устанавливает государство. Выше утвержденных тарифов никто не может поставить цену.

Николай Кравцов, эксперт:

- Я предложил парламентариям иной вариант решения проблемы. Нам нужно перестать латать законы различными дополнениями и иными вариантами. Надо сделать энергетический кодекс и собрать туда все законы, которые у нас есть в этой сфере: об энергетике, нефти и газе, монополиях и так далее. А то получается так - в одном месте заплату положим, в другом проблема вылезает. Мы, как собака, за хвостом гоняемся. У нас нет целостной картины. Каждый свой кусочек добавляет. Вот недавно депутат вносит поправки в закон о возобновляемых источниках энергии, но он конфликтует с другим законом. И  без конца так, по кругу ходим. Надо набраться мужества и написать в течение 1,5-2 лет этот энергетический кодекс. Один цельный документ, по которому смогут работать все. Я думаю, мы вполне в состоянии такой документ написать.

Омурбек Текебаев вносит на моей памяти за 10 лет четвертый законопроект, связанный с энергетикой. Он может быть и 24-м, какая разница. Я знаком с нынешним законопроектом и со многими положениями не согласен. Есть спорные моменты, которые нужно обсуждать, увязывать с другими законопроектами, с тем же Гражданским и Жилищным кодексами, с законами об энергетике, о возобновляемых источниках энергии. Нельзя так, один кусочек сделали, а остальные вдогонку. Это бесконечный конфликт. Тот же Омурбек Текебаев в 2003 году внес закон о рынке энергии. Депутаты его приняли, но президент вернул. Я участвовал в переработке этого законопроекта, но его до сих пор нет. Нужно собрать группу экспертов, можно и под «колпаком» депутатов, сделать законопроект и его принять.

Мы же долго разрабатывали новый вариант Жилищного кодекса. Работали над ним с 2002 года. Десять лет на это ушло, два созыва парламента работало, зато в 2013-м приняли новый кодекс, который отвечает всем требованиям сегодняшнего и даже завтрашнего дня. Да, мы потратили на это десять лет, но документ в итоге есть. Неужели Энергетический кодекс сложнее Жилищного? Нет. Здесь даже легче будет, потому что платформа уже есть.

Расул Умбеталиев, эксперт-энергетик:

- Действующий закон об энергетике принят в 1997 году. Последующие годы в него вносили изменения. Сейчас предлагается их объединить в единый документ. В действующем законе 15-20 статей, а в предлагаемом – 73. Он увеличился практически в три раза. Там много нужных норм. Самый актуальный вопрос – о передаче низковольтных линий частным компаниям. Именно здесь самый большой сыр-бор. Я считаю, что должна развиваться здоровая конкуренция. У нас сейчас 17 частных распределительных компаний. Вся загвоздка в них. Те компании, у которых есть свои подстанции, трансформаторы, линии передачи, технический персонал, есть возможность подавать электроэнергию не только населению, но и промышленным потребителям, должны остаться. А есть такие компании, которые не имеют ни технических средств, ни финансов, а просто взяли в аренду трансформаторную подстанцию, став просто посредниками. Их надо убрать.

- Не придется ли в итоге населению платить больше?

- Я предлагаю продать в частные руки все распределительные компании, потому что у частников практически нет коммерческих потерь, только технические. Конечно, есть опасения, что частные компании начнут устанавливать более высокие цены на электроэнергию. Но этого не произойдет. Государственное агентство по регулированию топливно-энергетического комплекса в ведении правительства. Тарифную политику определяют госорганы. В этом вопросе мы должны быть реалистами, а не консерваторами, надо двигаться вперед. Ведь сейчас у нас как такового рынка электроэнергии и нет. Есть монополисты, которые на этом зарабатывают. Поэтому нужно отдать сектор в частные руки, частник сам у себя воровать не будет, ему это невыгодно.

Сапарбек Аргымбаев, энергетик:

- Это разрушающий законопроект для единого энергетического комплекса. Посреднические компании, которые жируют, не попали в парламент, но вложили в предвыборную кампанию существенные суммы. Сейчас, чтобы им угодить, вытащили этот законопроект, который был законсервирован шесть лет. Фактически документом меняют конфигурацию внутри сетей, когда передают из распредкомпаний сети 35 кВ «Национальным электрическим сетям Кыргызстана». Это позволит распредкомпаниям работать с населением только по сетям 10 кВ, превращая их в коммунальную разваливающуюся организацию. Самый лакомый кусочек проекта лежит в сетях Бишкека. В законе новая форма приватизации распределительных сетей. Она издевательская и извращенная.

Я в свое время писал про одну посредническую компанию. Она покупала электроэнергию у НЭСК по 90 тыйынов. При этом большую часть продавала коммерческим потребителям. Позже им уменьшили тариф до 60 тыйынов, потом – до 45 тыйынов. Все это время большую часть электроэнергии по высоким ценам они продавали коммерческому сектору. В 2012 году они обращаются к Минэнерго с просьбой вновь снизить отпускной тариф. Они это объяснили тем, что собираются 75 процентов электроэнергии продать населению, значит, ожидается резкое снижение доходов. Им пошли на встречу и снизили тариф до 27 тыйынов. Но схема работы компании так и не изменилась. На сегодня получается, что только за счет снижения отпускного тарифа они получают около 30 миллионов сомов прибыли.

Сейчас чиновники, глядя на эту ситуацию и понимая, какие доходы получают частные компании, предлагают подобные законопроекты. Проблема в том, что под видом развития конкуренции хотят изъять очень большие деньги из энергосектора и направить потоки для определенных лиц. Я сразу Омурбеку Текебаеву сказал: если закон примут, то уже через три месяца люди очнутся и камня на камне не оставят от того бардака, который сейчас происходит. Я чувствую, что ситуация складывается не в их пользу, и они не смогут протолкнуть этот законопроект.

Бизнес