20:01
+2
USD 69.12
EUR 73.10
RUB 1.19
Перекресток

Контроль в Интернете: одолеем ли вербовщиков ИГИЛ?

По разным оценкам, в Сирии на стороне боевиков ИГИЛ воюет до одной тысячи граждан Кыргызстана. Попадают туда они зачастую через сеть вербовщиков. Отследить и перекрыть каналы спецслужбам не удается, ибо заманивают молодые неокрепшие головы рассказами о священной миссии воина Аллаха через Интернет.

На фоне дискуссий, как бороться с вербовщиками, член парламентской фракции «Онугуу-Прогресс» Тазабек Икрамов выступил с необычным предложением: людей, побывавших в Сирии, следует привлекать для участия в дискуссиях на телеканалах. По его словам, необходимо разъяснять населению, почему нельзя ехать и участвовать в боевых действиях на территории другого государства. Люди, которые вернулись из зоны боевых действий, по мнению нардепа, могли бы на своем примере рассказать, какие последствия ждут уезжающих в Сирию. Он же выступил с идеей о том, что, возможно, пора начать регулировать Интернет, потому что именно через него боевики вербуют сторонников. ИА «24.kg» поинтересовалось у респондентов, не превратится ли попытка отследить каналы вербовки в очередную охоту на ведьм и не ударит ли по пользователям соцсетей и блогерам? И насколько эффективна эта погоня за вербовщиками в Интернете?

Курсан Асанов, заместитель министра внутренних дел:

- На самом деле работа по выявлению вербовщиков в Интернете проводится повсеместно специальными управлениями МВД и ГКНБ. Такие мероприятия – обычная практика во всех странах. Особенно в связи с возросшей угрозой терроризма и экстремизма. Но очень важно проводить профилактические беседы с сельским населением. Оттуда в основном уезжают в Сирию. В этом милиции и спецслужбам помогают местные власти. С их помощью мы выявляем таких желающих и беседуем с ними. Привлекаем для работы и духовенство. Так что депутат ничего нового не предложил. Все давно действует.

Александр Зеличенко, эксперт:

- ИГИЛ – это мощная матричная организация, и просто бомбежками ее не уничтожить. Ее адепты нацелены именно на молодежь, а молодые люди тянутся к ним. Для них это попытка заявить о себе. Романтика Че Гевары, помноженная на религиозный фанатизм, дает страшные и ядовитые плоды. Даже если мы сейчас отследим 10-20 вербовщиков в Интернете и поймаем их, ничего не изменится. ИГИЛ работает точечно и с определенными группами. Девяносто пять процентов ехавших в Сирию из Кыргызстана – представители одной этнической группы, сильно ущемленной на родине. Они понимают, что будущего у них нет, и единственный способ как-то самоутвердиться – взять автомат Калашникова и уехать на войну. Вот они и едут. Поэтому, проблема в другом, а не в погоне за вербовщиками.

Медет Тюлегенов, эксперт:

- Можно кратко ответить - это неэффективно и вредно. Неэффективно потому, что все каналы в Интернете не перекроешь, и есть много каналов вербовки помимо него. Вредно – потому, что излишне регулировать Интернет неправильно. Вот я прочитал слова депутата, у меня сразу

возник встречный вопрос: он знает кого-либо из вернувшихся, готовых публично выступить? Я не уверен, что таковые есть, хотя, может, и ошибаюсь. А ДУМК надо занимать более активную позицию по всем вопросам происходящего в исламском мире, и как это отражается на Кыргызстане.

Дмитрий Орлов, эксперт:

- Проблема борьбы с вербовщиками в террористы - это проблема не Интернета, как такового, а социально-экономической ситуации в какой-либо стране. Почему люди идут в террористы? Потому что разочаровываются в государстве, которое не может обеспечить им справедливое отношение.

Террористическая пропаганда сейчас успешнее официальной, потому что на словах государство говорит одно, а на деле происходит совершенно другое. Этим и пользуются террористы, которые сейчас применяют такой метод пропаганды, как сравнение: «Смотрите, мол, в каких развалюхах живете вы и в каких дворцах живут те, кто с ТВ-экранов и газетных страниц призывает вас быть честными». Такая пропаганда работает лучше и эффективнее, чем просто толковать о том, какой ислам истинный, а какой - нет. Люди хотят справедливости. Если ее нет в государстве, они ищут ее в других местах, включая и террористические банды.

Шаирбек Маматокторов, публицист, эксперт:

- Погоня за вербовщиками в Интернете - идея бредовая. Отследить их местоположение крайне сложно, да и нормативных актов недостаточно. А то, что депутат предлагает привлекать на телевидение тех, кто побывал на войне в Сирии, ни в какие рамки не лезет. Он собрался из них делать героев, страдальцев и людей раскаявшихся? Ничего подобного! Есть закон: кто участвует в военных конфликтах в других странах - преступник! Лучше по ТВ показывать, как их судят за такие преступления. Задача гражданина и святая обязанность защищать свою родную страну, а не чужбину. Тем более все, кто туда уехал, не имеют военных навыков.

В то же время в рамках ОДКБ есть вероятность участия наших военных в сирийском конфликте. Вот это грубейшая геополитическая ошибка. Ввязаться в войну легко, но из нее выйти просто невозможно! Это война не наша! Сирия - современный полигон для испытания и демонстрации силы нескольких держав, который аккуратно раскрашен под религиозные цвета. ИГИЛ - синтетическое государство, и его цель отстранить от власти Асада и его союзников, а после развалить Сирию. Прибрать к рукам ее минеральные богатства. На руинах будут праздновать совсем другие силы. Современный мир как никогда жесток и циничен. Играют мускулами мировые державы, и идет противостояние религий, религиозных течений и сомнительных мировых идей. Вплоть до бредовых.

Артемий Слонь, эксперт, конфликтолог:

- Для начала разберемся с пониманием вербовки через Интернет. В подавляющем большинстве она осуществляется через социальные сети типа «Одноклассники» и «Мой мир». Специально обученные люди создают профили с вымышленными именами или названиями (Абу Кхалиф, Я_ЛЮБЛЮ_ПРОРОКА, Джамаль Джамалиев и так далее.). Затем профиль начинает добавлять в друзья максимальное количество лояльных или поддерживающих ислам людей. Параллельно он наполняется большим количеством картинок, видео, тестов и статусов религиозного содержания вперемешку с провокационными видео высказываний террористов или экстремистов, сцен казней и судов, побед и распространения ислама по всему миру.

Паутина сплетена и остается ждать пользователей, которые активно комментируют и делятся статусами вербовщика. Среди неравнодушных выбираются наиболее одиозные и восприимчивые, и начинается новая фаза - личного обращения. Вербовщик начинает присылать запрещенные материалы в виде личных сообщений, активно пытается влиять на мировоззрение и закладывать в человека нужную программу: «Твою исключительность и значимость в победе ислама» либо «Необходимость твоего личного присутствия/активного участия».

Дополнительно стимулируются желания человека иметь власть над жизнью, возможностью отнимать жизнь, материальными благами (премиями), сексуальными аспектами (трофейные жены, рабыни). И если человек принимает в себя эту программу, то далее контакт между ним и вербовщиком осуществляется путем более личных и мобильных приложений типа Whatsapp.

Вот вам рабочий и действенный канал для вербовки. Порядка двух миллионов кыргызстанских пользователей имеют профили в «Одноклассниках» (более двух миллионов), так и в «Моем мире» (более 300 тысяч). Попробуйте теперь отследить по внешнему виду профиля: является ли пользователь экстремистом или нет. И даже если является, профиль может не содержать реальной информации о человеке и не будет привязан к постоянному интернет-адресу.

Профили в соцсетях можно блокировать. Но делает это администрация сети при наличии обращения и жалоб со стороны бдительных пользователей. Спецслужбы РФ, например, не первый год имеют соглашение с крупнейшими социальными сетями России и специальный отдел, занимающийся мониторингом профайлов и отслеживанием контента.

Банально, но государству и депутатам в частности, необходимо озаботиться в первую очередь религиозной грамотностью населения. Блокировать социальные сети не получится, отследить все профили - не хватит ни специалистов, ни технических возможностей. Даже если нардеп руководствовался исключительно благими намерениями в инициативе регулирования Интернета, на практике это может оказаться очередной блокировкой информационных агентств за неугодную информацию.

Игорь Шестаков, эксперт:

- Заявления народных избранников зачастую вызывают больше вопросов и удивления, чем поддержки. Как можно показывать в телепередачах людей, которые зомбированы идеями ИГИЛ и добровольно отправились убивать людей на Ближний Восток? Чтобы они свои идеи еще больше распространяли через СМИ или формировали общественное мнение, что боевики ИГИЛ получили свободный доступ к телеэфиру? Нужны передачи и публикации, которые дают объективную и критическую оценку действиям ИГИЛ, но их участниками должны стать представители силовых структур, эксперты и аналитики.

Что касается вербовки через Интернет, то надо посмотреть насколько жители отдаленных сельских районов юга страны, которые оказываются в отрядах ИГИЛ, пользуются Всемирной сетью. По оценкам аналитиков, в Кыргызстане действуют в основном вербовщики, для которых это стало бизнесом. Поэтому в первую очередь надо перекрывать финансирование тем, кто агитирует и зомбирует населения Кыргызстана для участия в ИГИЛ. Пусть соответствующие службы пробивают тех, кто в соцсетях агитирует за ИГИЛ. Также хотелось бы обратиться с вопросом  к Тазабеку Икрамову: если учесть, что в ряды ИГИЛ в основном вербуется молодежь, почему его фракция поддержала решение ликвидировать Министерство молодежи?

Зульфия Марат, эксперт:

- К идее отношусь отрицательно. Тех, кто вернулся оттуда, следует привлекать к ответственности. Думать, что вербуют исключительно молодых людей, неверно. Вербуют многих, кто оказался в трудной жизненной ситуации, а им никто не помог (ни государство, ни родные, ни друзья). По поводу Интернета. Это будет эффективным лишь в случае, если такая работа станет элементом комплексного подхода. Но в стране открыто действуют сомнительные миссионеры и сообщества, а официальный ислам благосклонно взирает на облачение кыргызских девушек в черные аба-хиджабы. Давно пора с Советом улемов пересмотреть содержание обучения в религиозных заведениях и состав преподавателей. Нужен комплексный подход - наряду с силовыми действиями обязательно вести нравственное просвещение молодого поколения.

Бизнес