16:17
+6
USD 69.14
EUR 74.49
RUB 1.20
Люди и судьбы

Девятый вал Тынчтыкбека Торалиева

О том, что Тынчтыкбек Оодукбекович Торалиев - автор замечательных картин-вышивок, я знала еще до нашей встречи: о его увлечении мне рассказали знакомые. И это вызвало интерес. Согласитесь, для мужчины подобное хобби является не просто редким, а уникальным. При этом в голове возник образ этакого мужчины-домоседа, который ни гвоздя вбить не умеет, ни денег заработать. Сидит себе с пяльцами на диване целый день и даже за порог не выходит. Ошиблась. Впрочем, в начале жизни Тынчтыкбек и сам не подозревал, что когда-нибудь на него обрушится, словно огромная волна, эта страсть.

Школа жизни

Родился он в 1960 году во Фрунзе, закончил обычную среднюю школу, а потом в его жизни случился неожиданный поворот. Коренной столичный житель, привыкший к цивилизации и домашнему уюту, он мог поступить в любой местный вуз, но уехал учиться в Россию - в далекий Ленинград, в инженерно-строительный институт (ЛИСИ). И пять лет – с 1980-го по 1985-й жил в общежитии. Это была суровая школа самостоятельности. Не просто сам себя обслуживал - готовил, стирал, но приходилось порой ушивать брюки, рубашки, не говоря уже о том, чтобы пришить пуговицу.

«Может быть, это первые предпосылки для увлечения?» - думаю я и сама себе оппонирую: в общежитиях в нашей стране жили миллионы, и вышивать от этого они не стали.

По лестнице

После окончания вуза Тынчтыкбек вернулся на родину и получил назначение в город Майлуу-Суу - в Южное строительно-монтажное управление (СМУ). И пошел себе строить карьеру, уверенно шагать по производственной лестнице – мастер, прораб, главный инженер, начальник управления. На первых порах ему казалось, что уехал в глубинку года на три. Оказалось на все 30.

На новое место работы вместе с ним поехала и жена Гульбара с годовалой дочкой, поэтому материальный фактор оказался очень значимым. Супруги в беседе наперебой вспоминают свои первые семейные годы. На первых порах жить молодым специалистам пришлось в гостинице. Их было три семьи, каждой полагалось по комнате, общие зал и кухня. Вскоре появилась и своя квартира - сразу трехкомнатная, мечта тех лет. Не страдали они и от пустых прилавков. В эпоху тотального дефицита в городе Майлуу-Суу было московское снабжение. «Можно сказать, что это была маленькая Германия, - рассказывает Гульбара. – Полно импортных товаров, продуктов. Да и в школе, куда я пошла работать учителем русского языка и литературы, было очень много немцев». «Надо сказать, что кыргызы тогда составляли 1 процент населения города, 70 процентов - немцы и татары. Около 30 процентов – представители других национальностей. Это был город будущего - чистый, спокойный, красивый, уютный».

«Может, в тишине этого замечательного города мой герой заскучал и потому начал вышивать?» - ищу я очередную дорожку к его хобби.

Гора с горой сходятся

- Наверное, и работа ваша была размеренной, как жизнь в закрытом городке?

- Что вы! Строительство не бывает спокойным. Да и потом, когда уже провел акционирование и стал хозяином МСУ, все время работали в связке с МЧС - с момента основания этого министерства. Участвовали в ликвидации стихийных бедствий, укрепляли берега рек, чтобы не размывало урановые хвостохранилища, по проекту ТАСИС занимались огораживанием опасных территорий, а в 1992 году во время оползня спасали людей. Много лет сотрудничаем с «Кыргызалтыном». Сложная эта работа. Я привык вставать очень рано. Бывало, и сна нет - столько забот. Когда случались оползни, сам видел, как гора с горой сходились.

- Вот мы с вами беседуем, а я все время ищу тот поворот в судьбе, что подтолкнул вас к художественной вышивке. И не нахожу.

- Да вы уже пропустили его. Этот поворот случился еще в Ленинграде, куда я попал в юности. Как-то оказался в Русском музее, любовался работами многих знаменитых художников – Шишкина, Поленова… Но неизгладимое впечатление на меня произвела работа Айвазовского «Девятый вал». Огромное полотно, во всю стену. Я долго смотрел на него и думал: ну как же это удается великим людям изобразить подлинность моментов, передать такие сильные чувства? Я был буквально ошеломлен встречей с этим произведением искусства. Прошли годы, и однажды, уже возглавляя МСУ, в очередной раз проснулся рано в тревожных думах о работе. Вся семья еще спала, и я вдруг увидел вышивку, над которой недавно работала жена. Подумал: что-то долго она с ней возится, дай-ка помогу. Начал сам вышивать. И знаете, я, взрывной по характеру, холерик, вдруг почувствовал, что это занятие меня уравновешивает. Мало того, мне даже понравилось, и вскоре я уже самостоятельно стал вышивать свою первую работу - подарок теще – букет мимоз в вазе.

Экспозиция

Вместе мы рассматриваем работы Тынчтыкбека. Многие из них напоминают полноценные картины. К своим изделиям автор относится бережно, с душой. Все они под стеклом, оформлены, в рамках висят на стенах, рассказывают о себе и своем авторе. А он рассказывает мне, как год от года совершенствовалось его увлечение.

- Любое дело имеет свои особенности. Когда вышиваешь крестом, работать начинаешь с центра рисунка. Если полукрестом, то есть гобеленовым стежком, то с угла. Сначала рисунок я искал сам, наносил его на бумагу, а потом уже нитками переносил на ткань. Это трудно. Позже нашел в Интернете компьютерную программу, которая сразу переносит рисунок на ткань, и вышивать стало проще. При этом используется больше оттенков, работа гобеленовым стежком тоньше, изящнее, изображение более достоверное, ближе к оригиналу.

- Вы сохранили все свои работы?

- Конечно, нет. Многие из них раздаривал, особенно вначале. Вот теща недавно напомнила в шутку, что давно ничего для нее не вышивал.

- А где вы берете нитки для своих работ?

- В этом помогла супруга. Гульбара ходила по всем блошиным рынкам и скупала нитки у бабушек, брала и в магазине, так что запас материала образовался приличный. Он и сейчас есть.

- Получается, начинала супруга, а продолжили вы?

- Начинала еще ее сестра, заинтересовала всех, потом уже и я втянулся. Но женщины оставили это увлечение, а я пошел дальше.

Кроссовка на память

- А детям нравится ваше увлечение?

- Нравится. Дочь даже выставила мои работы на Фейсбуке. Но сами они – ни дочь, ни сын - не вышивают. У них другие увлечения. Оба закончили школу с золотой медалью, потом Кыргызско-Российский Славянский университет, Гульнура по профессии журналист, сын Марат – специалист по IT-технологиям. Оба в Англии закончили магистратуру. Дочь уже замужем, сама воспитывает двух сыновей, работает в правительстве. Сын тоже занимает ответственную должность - начальник финансового отдела солидной компании, но при этом увлекается музыкой. Пишет песни, стихи. Впрочем, знаете, однажды сын все-таки взял и вышил маленькую кроссовку, чтобы показать: это я тоже могу. Мы очень гордимся своими детьми, потому что они превзошли нас. Я вот хотел защитить диссертацию по профессии, но как-то не сложилось, а дочь уже защитила.

Расширение пространства

Времена меняются, говорили древние, и мы меняемся вместе с ними. Иногда в лучшую, иногда в худшую сторону. Во многом это зависит от самого человека. Вот и в жизни моего героя тоже появились изменения. Если раньше львиную долю времени занимали работа и дети, то в последнее время он стал больше путешествовать.

- Это эмоционально обогащает, удовлетворяет познавательный интерес, делает тебя толерантнее. Раньше у меня было предвзятое отношение к туркам. А когда поездил по Турции, познакомился с их страной, культурой, традициями, эта предвзятость исчезла. То же самое произошло с китайцами. Да и новые впечатления порой отражаются в вышивках.

- Какой цвет вы любите больше всего?

- Бордовый. А нелюбимых нет, каждый имеет право на жизнь. Например, без черного даже не каждый рисунок получится.

- А бывает, что люди не понимают вашего увлечения?

- Конечно. Как-то решил подарить бельгийскому руководителю проекта ТАСИС, женщине, свою картину. Чиновник из МЧС, который оказался рядом, спросил: «Тебе не стыдно?» «А чего в этом стыдного?» - ответил я. Кстати, подарку зарубежная гостья была очень рада. Многие знают, что все, выполненное руками, за рубежом очень ценится. У нас не всегда. Поэтому предпочитаю дарить тем людям, которые способны оценить и труд, и замысел, и художественную сторону.

- А вы не думали устроить выставку своих работ?

- И мысли даже не было.

А вот у нас такая мысль возникла. Вниманию читателей мы предлагаем лишь часть его работ. Кажется, самое время, чтобы соотечественники не только увидели вышивки Тынчтыкбека Торалиева, но и узнали о нем побольше. Потому что за таких людей не стыдно. Ими надобно гордиться.

Бизнес