08:54
+26
USD 67.15
EUR 72.91
RUB 1.20
Люди и судьбы

Асангул Супатаев. Настоящий полковник

Чем меньше в Кыргызстане остается ветеранов ВОВ, тем больше их чтят. А вот участников и героев более поздних военных конфликтов почему-то иногда забывают. 15 февраля - 27-я годовщина вывода советских войск из Афганистана. Опытный офицер Асангул Супатаев поделился с ИА «24.kg» воспоминаниями об участии в той войне.

Боевые будни

«Родился я в 1958 году в городе Фрунзе. В 1980-м окончил Алма-Атинское высшее общевойсковое командное училище, и меня направили служить в Забайкальский военный округ, - вспоминает ветеран. - В 1982 году поехал в командировку на Кубу. Там был учебный центр, где занимались боевой подготовкой Советской армии и обучением кубинских, ангольских и никарагуанских военных. Два года я выполнял там интернациональный долг.

Отец у меня ветеран Великой Отечественной, кавалер четырех боевых орденов. Его до сих пор помнят и чтят земляки. Родной брат Канат с 1986 года служил в Кундузе, а затем в Файзабаде. Двоюродный брат Абдыгул Чотбаев воевал в Афганистане с 1979 года, награжден орденом Красной Звезды. В какой-то момент я подумал: а чем мне гордиться? И добровольно попросился в Афган. Попал туда в июле 1987 года на должность командира мотострелковой роты и пробыл там до самого конца.

Я служил в 108-й мотострелковой дивизии 181-го мотострелкового полка в войсковой части 51932 (город Кабул). Рота моя была многонациональной. Например, взять мой экипаж БТР, с которым я служил 1,5 года. Я кыргыз, командир машины – русский, наводчик пулемета – башкир, водитель – дагестанец, гранатометчик АГС – украинец, пулеметчик ПК – туркмен. Большинство моих подчиненных были выходцами из Средней Азии.

Участвовал в семи-восьми боевых операциях в городах Джелалабаде, Газни, Гардезе, Шайхабаде, Баграме. Одной из основных наших задач были блокировка и уничтожение противника. В мае 1988 года начался вывод войск из Афганистана, и мы стали сопровождать колонны размером до 200-250 машин, охраняли блокпосты, дороги и высоты.

Мы постоянно рисковали жизнью, я всегда волновался за своих солдат. Руководить ими – большая ответственность: родители ждут их дома живыми. Однажды, когда колонна уже покидала Афганистан, моего солдата ранили. В другой раз, за день до вывода войск, в бронетранспортер попал снаряд и ранил троих.

Позиционной войны у нас не было. Враг работал мелкими группами. В одном из боев осколками снаряда поразило двух подчиненных. Мы с замполитом бросились к ним. В это время прилетел второй снаряд и разорвался в пяти метрах. Чтобы сберечь раненых, мы прикрыли их грудью. Любой командир должен поступать по принципу: «Сам погибай, а товарища выручай».

В другой раз солдаты спасли мне жизнь. Я сидел в БТР и чертил карту, а они рядом рыли окоп. Копать глубоко поленились и обставили небольшое углубление булыжниками. Внезапно появился душман и выстрелил из гранатомета. Снаряд угодил в камни и разорвался, броневика достигла лишь его болванка. Меня контузило. До сих пор звон в ушах. Если бы не булыжники, от меня и БТР ничего бы не осталось.

Однажды душманы перекрыли дорогу, мы голодали три дня. У нас оставались только комбижир и мука. Делали лепешки и ели. Потом нашли маленькую речку. Бросили гранату, всплыло рыбы на полмешка», - вспоминает Асангул Супатаев.

Есть контакт

«Я негласно держал связь с главарем одной банды. Там их было много, и они воевали друг с другом. Некоторые были к нам лояльны. Главарь прикрывался псевдонимом Кожомурат. Он сам предложил встречу. Я вызвал замполита: «Что делать?» Тот говорит: «Пока к особистам советоваться пойдешь, уйдет время. Надо встречаться».

Я расставил снайперов, организовал засаду. Смотрю – идет. Лысый, красивая борода, штатовский камуфляж. Рядом пять головорезов в шароварах, обвешаны пулеметными лентами. Разговорились. Оказалось, в той развалине, где мы сидели, раньше был его дом. «Вы заняли наше село, и мои ребята голодают», - сказал Кожомурат. «Извини, парень, с шести утра до пяти вечера мы отвечаем за этот участок и никому не позволим здесь мародерствовать», - ответил я.

При другой встрече он поинтересовался о наших проблемах: «У тебя не пропадал солдат по имени Саша?». «Нет», - ответил я. Тут приехали разведчики и рассказали, что в соседнем батальоне по пути на заставу пропал солдат из Ленинграда. Выяснилось, что душманы взяли его в плен, посадили на ишака, приставили нож к горлу, накинули паранджу и перевезли через блокпост. С помощью Кожомурата мы узнали, где прячут Александра. Заплатили выкуп и освободили.

Этот главарь много мне помогал. «Асан, имей в виду, сегодня вечером мимо тебя пройдет колонна», - как-то сказал он. В полночь я обстрелял указанное место из миномета. Пару раз он подсказывал мне, где установлены мины.

Члены других группировок хотели сообща напасть на нашу заставу. Но Кожомурат отказался в этом участвовать. Тогда они напали на него, и ему пришлось бежать в Пакистан. Связь между нами оборвалась.

В то время я многому научился. Афган дал командирскую самостоятельность. За участие в войне меня наградили орденом Красной Звезды», - сказал Асангул Супатаев.

Под мирным небом

«В октябре 1988 года, пока был в Афганистане, у меня родилась дочь. Взял ее на руки, когда ей было четыре месяца. Еще есть сын, родившийся в 1981 году в Забайкалье. Он кадровый военный, в 2002 году окончил Военную академию Казахстана.

Вернувшись домой, я служил в военкомате. Вместе с соратниками в 1991 году стоял у истоков формирования Национальной гвардии. Затем был командиром полка в Кой-Таше и Нарыне.

В 1999 году, когда начались Баткенские события, служил начальником общевойскового факультета Военной академии Казахстана. Собрался в Баткен, но меня не пускали, так как состоял в тот момент в войсках Казахстана. Тогда взял отпуск и все равно поехал в зону боевых действий. Пробыл там 15 дней, награжден медалью «Эрдик».

Дослужился до звания полковника. В 2002 году вышел в отставку. Ни о чем не прошу. Единственное - обидно, ведь все чаще появляются лжеветераны, гордящиеся, что за их голову душманы просили большие деньги. Офицеры сегодня не всегда как следует подготовлены. Одни получают образование здесь, другие - в Турции или Индии. Отучившись, все трое идут служить в кыргызскую армию. Те, кто учился здесь, знают местную специфику, менталитет, уставы и методы воспитания военнослужащих. Остальным трудно.

Участием в войне обычно не хвалятся. Надеюсь, то, что рассказал, поможет молодому поколению лучше понять, как важно сохранять мир», - заключил Асангул Супатаев.

Бизнес