22:38
0
USD 69.11
EUR 73.58
RUB 1.20
Люди и судьбы

Зяма Фуксман – инженер по национальности

В лихие девяностые некий турецкий бизнесмен предложил одному из отечественных инженеров работу на родине Ататюрка с месячным окладом $4 тысячи, пообещав полностью взять за себя лечение его больной жены, а трудовой контракт на 5 лет заключить немедленно. Наш специалист поблагодарил заморского предпринимателя и… отказался.

Человек не смог поменять работу на родном заводе, которому отдал много лет, и свой коллектив на сытую жизнь в теплой стране. Звали инженера Зяма Фуксман. Талантливый конструктор, изобретатель, в свои 80 лет он продолжает трудиться на предприятии «Кыргызавтомаш», куда пришел в далеком 1962 году.

«По национальности я еврей, но в душе чувствую себя кыргызом», - признается Фуксман.

Дитя войны

Родился Зяма Ханинович в 1934 году на Украине, в тихом городе Овруче Житомирской области, в семье парикмахера и швеи. Но Великая Отечественная война кардинально изменила жизнь маленького Зямы: отец ушел на фронт, а мать с двумя детьми эвакуировали в Узбекистан. На их счастье отец живым вернулся с фронта, и семья вновь воссоединилась на Украине. После школы Зяма поступил в механико-технический техникум города Славянска, который вскоре окончил с отличием.

«Во время производственной практики ребят больше интересовали девочки, а меня - инструменты», - вспоминает он свои юные годы в механическом техникуме.

Будущий инженер всегда вспоминал наставление бабушки, которая однажды сказала ему: «Зяма, с твоей фамилией тебе придется очень трудно в жизни, но запомни: никогда не ври, не завидуй и учись хорошо». Он всегда следовал ему.

Пустыни манительный круг…  

После техникума молодой специалист поехал по распределению в Таджикистан на Алтынтапканский металлургический комбинат в городе Кансае.

Способности молодого человека заметили сразу. Когда пришла повестка в армию, сказали, что выдадут бронь и от службы можно отказаться. Но молодой металлург не мог спокойно ходить на работу, когда его сверстники шагали строем по плацу и бегали с автоматами в руках. В военкомат пошел по своей инициативе и три года отслужил в части, расположенной в местности Уч-Кудук Узбекской ССР.

«Это была настоящая пустыня, знойная, с частыми ветрами, до ближайшего поселка 400 километров», - вспоминает знатный инженер свою «юность в сапогах».

Во Фрунзе за любовью

Во Фрунзе Зяма Ханинович приехал тоже по своей воле, но не по распределению, и не по работе, и даже не по учебе. В город у подножия гор Ала-Тоо его позвала любовь к простой украинской девушке Светлане, с которой он был знаком еще в родном Славянске. Свету по распределению тоже направили в Среднюю Азию - в Киргизию. Ради нее он оставил любимую работу и отправился в один из самых зеленых городов СССР, чтобы навсегда обосноваться там. Вместе супруги прожили более пятидесяти лет. Он работал на заводе, она преподавала английский язык во Фрунзенском политехническом институте.

Заводчанин

Во Фрунзе работу пришлось искать долго. На завод «Фрунземаш» сначала приняли простым рабочим, а уже через месяц директор предприятия сказал ему: мы из вас сделаем отличного конструктора! И сделали. Его первым заданием стало изготовление передвижной тележки для продажи галантереи. Затем принимал участие в конструировании бытовой электрической плиты, которую специально изготовили для новостроек тогдашнего Фрунзе, а также в создании бензовозов, водовозов, велосипедов… и даже лесовозов, которые предназначались для отправки на экспорт.

«В 60-е выпускали по 500 лесовозов в год, которые отправляли в Швецию и Карелию»,  - вспоминает он былую мощь родного завода.   

Инженер Фуксман запатентовал семь изобретений, и все они внедрены в производство, действуют до сих пор. Причем пять изобретений запатентованы в России. Как признается их автор, все его инновации - творческий труд коллектива.

«Все семь изобретений я создавал в соавторстве», - скромно умаляет свои заслуги инженер.

Его первая запатентованная новаторская модель - радиатор новой конструкции с «оребренной охлаждающей трубкой», которую он придумал в 1984 году.

Как рассказывает наш собеседник, он придумывал не только новые виды радиаторов, но и инструменты, которые использовали для изготовления охлаждающих агрегатов.

«В восьмидесятые годы наши радиаторы экспортировались в 59 стран мира, и в этом велика роль тогдашнего директора Амангельды Муралиева», - вспоминает он время наивысшего расцвета родного завода. А свою последнюю новинку изобретатель создал буквально в прошлом году. Это алюминиевая охлаждающая трубка особой конфигурации, которая признана в России.

В 1989 году Министерство автомобильной промышленности СССР объявило конкурс на улучшение деталей транспортных средств, в состязании победила его разработка. И вскоре в качестве награды ему прислали новенький «Москвич-412».

Инженер Фуксман рассказывает, что благодаря команде талантливых инженеров, постоянно внедрявших инновационные технологии, завод сумел стать конкурентоспособным на мировом рынке и сохранить свой профиль. Это уберегло его от участи банкрота, распроданного по частям, что, увы, постигло многие наши производственные предприятия. А собрал команду талантливых специалистов тоже Зяма Ханинович. В далеком 1987 году он создал Инженерный центр, который, кстати, является единственным центром подобного рода во всей стране.

Переговорщик

Надо признать, что свои способности Зяма Ханинович проявил не только в инженерии. Он оказался еще и отличным менеджером.

Не успел проработать на предприятии и год, как его отправили в город Мурманск, откуда поступила жалоба на брак в радиаторах, устанавливаемых на снегоуборочные и поливочные машины для чистки взлетных полос военного аэродрома. Ему предстояло разобраться в причинах брака. По приезде на место его встретил командир войсковой части со словами: «Ну что же вы, киргизы, такие плохие радиаторы выпускаете?». Это сильно задело молодого инженера.

Включив зажигание снегоуборочной машины, он понял, в чем причина, и поставил прокладки между зазорами, которые рабочие завода забыли установить. Чтобы удостовериться в качестве ремонта, заказчики всю ночь очищали взлетную полосу. Машина работала безупречно. Наутро на построении командир войсковой части вручил молодому инженеру благодарственное письмо.

А когда доложил об устранении брака директору завода, тот направил его в город Днепропетровск, чтобы он привез 10 тонн освинцованных листов, и прислал для этого самолет ИЛ-18 (!). Так наряду с инженерной работой началась его карьера менеджера по внешним связям.

Его знание не только радиаторов, но и глубокое понимание свойств металлов здорово помогали выходить из сложнейших ситуаций во время заключения контрактов. Когда партнеры отказывались от подписания договоров, он их так убеждал, что для них в дальнейшем было достаточно подписи только инженера Фуксмана.

«Однажды у нас были затруднения с получением кредитов, и завод не мог произвести полную предоплату за сырье, требовалось время. Я предложил партнерам оплатить только 30 процентов, а остальные 70 - по мере поступления сырья. Не привыкшие к такому, они начали отказываться, на что я сразу же предложил штрафные санкции за каждый просроченный день и, не дав им опомниться, добавил, чтобы для надежности это оговорили в контракте. После этого они даже не потребовали печати на контракте, было достаточно моей подписи», - вспоминал Зяма Ханинович.

Родные стены

Зяма Ханинович уже второй десяток лет на пенсии. Он заслуженный работник промышленности, обладатель медали «Данк». Но усидеть дома без работы не может ни дня. Смотреть телевизор, вести неспешные разговоры со сверстниками в беседке возле дома – это не для него. Несмотря на болезнь, он и по сей день продолжает работать на родном заводе. Является советником директора по техническим вопросам, консультирует руководство предприятия, дает ценные советы молодым, принимает участие в обсуждении технических вопросов производства. Есть и еще одна причина не отрываться от родного предприятия: два года назад не стало его супруги, которая много лет страдала астмой. Мой собеседник не может говорить о жене, не расстраиваясь. Воспоминания о ней повергают его в тоску.

«После того как умерла жена, завод – это единственное место, где я могу отвлечься от горестных мыслей о ней, почувствовать, что я живу», - говорит он.

Кумиры

С юности у Зямы Фуксмана есть два кумира: легендарный советский конструктор космических аппаратов Сергей Королев  и Иван Лихачев - отец советского автопрома.

«Сергей Королев считал, что жить надо с увлечением, и я тоже старюсь жить так же, моя страсть - это радиаторы», - шутит Зяма Ханинович.

В юности он, как и многие его сверстники, занимался спортом, неплохо бегал, имел третий разряд по легкой атлетике.

«В молодости постоянно участвовал в кроссах и постоянно приходил вторым. А в техникуме обожал баскетбол, хоть и ростом не вышел»,  - делится он воспоминаниями о своей спортивной юности.  

Можно сказать, что Зяма Ханинович буквально прикипел к Кыргызстану, полюбил не только свой завод, но и саму землю, на которой он стоит, сжился с народом. Однако с возрастом все чаще вспоминает Украину, откуда уехал в 17 лет, любовь к тому месту, где появился на белый свет, он сохранил на всю жизнь. И стихи Тараса Шевченко «о широкой степи», «об Украине милой»… 

Бизнес