23:29
+5
USD 68.86
EUR 74.36
RUB 1.20
Большой тираж

Коалиция во главе с США начала операцию по освобождению иракского Мосула от ИГ

«Коммерсант» (Россия). Второй по величине город Ирака остается главным бастионом ИГ с июня 2014 года. Тогда отряды исламистов триумфально вошли в полуторамиллионный город, не встретив сопротивления деморализованной иракской армии. После этого Мосул стал для сторонников ИГ символом могущества и непобедимости. Именно здесь лидер «Исламского государства» Абу Бакр аль-Багдади провозгласил халифат - управляемое по законам шариата несуществующее государство.

 

Через два с половиной года после утраты Мосула власти в Багдаде полны решимости избавиться от имиджа слабой несамостоятельной администрации, раздираемой внутренними противоречиями и неспособной контролировать ситуацию. В телеобращении к нации премьер Ирака Хайдер аль-Абади заявил, что «прозвенел звонок победы», напомнив о предыдущих успехах иракских сил безопасности. Армия уже почти очистила от исламистов провинции Анбар и Салах-эд-Дин. А накануне премьер аль-Абади рассказал о подготовке к штурму города Хавиджа. Контроль над ним будет иметь стратегическое значение в ходе битвы за Мосул, поскольку позволит наступающим избежать ударов с тыла.

 

В связи с наступлением на Мосул заявление о целях операции и составе участников сделал и представитель командования действующей в Ираке международной коалиции во главе с США генерал-лейтенант Стивен Таунсенд: «Это может быть длительная и напряженная битва, но иракцы подготовились к ней, а мы будем стоять на их стороне». По словам Стивена Таунсенда, решающую роль в освобождении Мосула должны сыграть иракские правительственные войска и отряды курдских ополченцев, которые получат наземную и авиационную поддержку коалиции.

 

Для штурма Мосула стянуты беспрецедентные силы - 60-тысячная наземная группировка. Помимо иракской армии и полиции, подразделений курдского ополчения - пешмерги - в операции участвуют отряды шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» и суннитские племенные формирования. Кроме того, при наступлении на Мосул могут задействовать до 2 тысяч турецких военных, американских и европейских советников (возможно, и силы спецназначения), размещенных в Ираке.

 

Противоречия между участниками коалиции во главе с США со всей остротой обнаружились уже вчера: президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган дал понять, что Анкара не намерена делить с иракскими властями еще не достигнутую победу над ИГ: «Говорят, пусть Турция не входит в Мосул. Как это мы не войдем? У нас 350 км границы с Ираком, оттуда исходит угроза. Сейчас в Мосуле находятся наши братья - арабы, туркмены, курды». Турецкий лидер фактически отверг тезис, что Мосул должны будут освобождать не иностранцы, а силы безопасности Ирака.

 

Этот выпад сделал еще более напряженными отношения между двумя странами, обострившиеся в связи с действиями турецких военных на севере Ирака, которые не санкционировало правительство в Багдаде.

 

Сколько бойцов ИГ будут противостоять 60-тысячной группировке коалиционных сил, точно не известно: данные варьируются от 2,5 до 10 тысяч человек. Как бы то ни было, в Мосуле сосредоточены самые крупные силы ИГ в Ираке. И именно битва за этот город определит, сохранится ли вообще «исламский халифат».

 

Главной проблемой для штурмующих станут возможные массовые жертвы среди мирного населения. В отличие от Рамади и Эль-Фаллуджи, которые иракская армия смогла ранее отбить у исламистов, из Мосула не было массового исхода населения: большинство жителей остается в городе, и они могут быть использованы боевиками в качестве живого щита.

 

Если битва за Мосул примет затяжной характер, масштаб гуманитарной катастрофы в городе может превзойти то, что мир наблюдает в Алеппо. Сменятся только действующие лица - ответственными за гибель мирных жителей представят не Москву и Дамаск, как в Алеппо, а возглавляемую Вашингтоном «антитеррористическую коалицию».

 

http://kommersant.ru/doc/3118743

Бизнес